Почему вы решили стать волонтером

Почему вы решили стать волонтером

Почему вы решили стать волонтером

Почему вы решили стать волонтером

Почему вы решили стать волонтером

Уласевич Светлана Александровна:

[]   []  [] [] [] [] []
  • Аннотация:
    В один далеко не прекрасный день, вы узнаёте, что являетесь потомком и наследником княжеского рода? Замечательно! Только в семье небольшие проблемки. Не изволите ли разобраться? Отлично! Вас перенесло в родной мир магии, эльфов, оборотней, людоедов, вампиров, воинов и драконов? Чудесно! А теперь представьте, что все они, включая простых смертных, против вас! Прекрасно! Вы в этом незнакомом мире и никого не знаете, зато все знают вас и жаждут медленной смерти в пытках и муках! Отвратительно! Но в чём проблема? Возьмите фамильный полутораметровый меч и покромсайте всех недовольных в капусту! Лёгко сказать! Если вы не на моём месте и сами не полтора метра! ЗАКОНЧЕН! ВНИМАНИЕ ВЕРСИЯ НЕМНОГО ВЫПРАВЛЕНА, ПО ГЛАВАМ ИСПРАВЛЕНИЯ НЕТ, ТАК ЧТО ЧИТАТЬ ЛУЧШЕ В ОБЩЕМ ФАЙЛЕ! КНИГА вышла в свет в издательстве АЛЬФА-КНИГА. ПРИНОШУ СВОЮ ОГРОМНЕЙШУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ МАРИНЕ МОРОЗОВОЙ ЗА ДЕЛЬНЫЕ СОВЕТЫ, КОРРЕКТУРУ КНИГИ И ПРИЯТНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО. С уважением Уласевич С. А.
    Купить книгу можно здесь:


   Светлана Уласевич    Полтора метра недоразумений, или Не будите Дракона!          Посвящается моим родителям -- за то, что имели мужество когда-то сотворить и воспитать меня!    Истинно ваша доча          Маленькое предисловие       Дорогие друзья!    Данная книга написана в соавторстве с моим милым цензором -- попугаем Кириллом, который все творческое время добросовестно бегал по клавиатуре, честно отрабатывая свой корм "от звонка до звонка". Поэтому все претензии прошу предъявлять... мне. Итак, поехали!             Часть первая    ЗНАКОМСТВО С КИЛЛЕРОМ       Когда думаешь, что миновал черную полосу жизни, оказывается, что это была всего лишь белая!    Закон Мэрфи       -- А может, натурой возьмешь? -- робко раздалось в телефонной трубке мобильника.    -- Ну нет, сударь, прошли времена князей да бояр, взимающих оброк сомнительными продуктами!    -- Я имею в виду ЭТО, -- конфузливо пояснил клиент.    -- ЭТО это в какой валюте? -- подозрительно сощурилось левое полушарие мозга. -- В долларах, рублях, евро? Я свою часть контракта выполнила: экзамен сдать помогла, будь добр, заплати, как договаривались!    -- Души в тебе нет, -- укоризненно простонали по ту сторону границы.    -- Есть, но исключительно для близких людей! Так что плати!    -- Но я же студент, -- проблеял оппонент.    -- А я что? НЕТ?!    Нет, я, конечно, понимаю пословицу "Курица -- не птица, женщина -- не человек", но я тоже бедный, голодный студент и воздухом питаться не умею! И так дела хуже некуда: плату за репетиторство задерживают, до стипендии три месяца, ибо летняя сессия только закончилась, а значит, в таком же положении почти все мои клиенты. Прибор в лаборатории перегрелся да сдох, измерять дальше не на чем, рабочий реактив в самый неподходящий момент иссяк. Мало того что эта зараза дорогая и надо переделывать двенадцать новых экспериментов по три серии минимум, тут еще комп с предыдущими результатами накрылся! Программист их случайно стер, да так что восстановить не может! Мастер-р-р!    Ноутбук научного руководителя с дублирующей папкой уехал на конференцию в Швецию, диск с резервной копией мама, "наводя порядок", куда-то сунула и забыла куда! (В голове давно поселился тревожный звоночек, что она его просто, как обычно случайно, выкинула и теперь боится признаться. Вообще после нежданных уборок родительницы вся квартира находится на военном положении, и вещи, срываясь с привычных районов обитания, обнаруживаются в неизвестно каких местах.) В общем, хана заделу для диплома! Плоды трудов нескольких лет псу под хвост! Как теперь заикнуться о магистратуре?    Ко всему прочему на танцах возникли затруднения, подруга предала, молодой человек в самый неподходящий момент ушел, и бегут все от меня, словно крысы с тонущего корабля, только Витя остается. Тут еще третий день какие-то подозрительные типы по пятам следуют! Вот и сейчас один из них уже битый час за мной так ненавязчиво плетется, от самого дома увязался, гад! М-да, лестные жизненные перспективы! Но проблемы надо встречать с улыбкой! Вот нынче собираюсь в Крым съездить, отдохнуть, развеяться, а там вернусь и все решу. Благо за путевку заранее заплатила!    Зайти следом в здание подозрительный тип не решился. Собственно, он только меня настораживает, а остальным не внушает никаких тревожных мыслей: средний рост, довольно щуплое телосложение, коротко стриженные светло-русые волосы, простоватое лицо. В общем, ничем не запоминающаяся, безобидная внешность, вот только меня она почему-то крайне беспокоит. "Такой прирежет -- и не заметишь!" -- шипит интуиция, и (о странность!) все остальные органы ей безоговорочно верят, подгоняя и без того паникующие ноги.    Металлические набойки звонко цокали по мрамору служебной лестницы. Жизнь бьет ключом... по голове. Такое чувство, что все несчастья мира устроили симпозиум за моей спиной и услужливо шествуют следом! Я, как какое-то инферно: куда ни гляну -- все превращается в пепел и прах! Вот и сейчас стоило войти в фойе, как лифт при виде вашей покорной слуги сломался. Но что такое двадцать четыре этажа для девочки на высоких шпильках?! Поднимаемся-с. Позади уже двенадцать. Надеюсь, ступеньки подо мной не обвалятся? А то мне вообще-то дико везет последнее время!    Сверху прямо на меня важно катился дядя Боря, директор предприятия. Самая идеальная фигура в природе -- шар, материя в нем располагается наиболее компактно. Так вот, глядя на начальника Виктора, я в сотый раз убеждалась в аксиоме, что абсолютно все в природе, включая людей, стремится к этой форме. Шефу перевалило за сорок, и теперь он являл собой такого вот добродушного веселого колобка, человека крайне сердечного и щедрого, относящегося к своим подчиненным с отеческой теплотой да заботой.    -- К жениху нашему направляешься, дочка? -- довольно прищурился он.    Собственно, так он называл меня редко. Чаще "блохой" или "козой", а еще "вошью", время от времени награждая титулом "У, нечисть полосатая!".    -- К нему, к нему, родимому, -- решила не спорить я, все равно не докажу обратного. В голове директора я уже давно замужем за Виктором, ведущим бухгалтером данного предприятия.    Борис Аполлонович спустился еще чуть ниже, обернулся, оценил мои ножки и благодушно причмокнул:    -- Ох и повезло же парню!    -- Э нет, дядя Боря, -- свесилась я с перил, -- внешность девушки еще ни о чем не говорит, главное -- язык!    -- Вот ядрена вошь, -- раздосадованно сплюнул он, грозя пухлым кулачком, -- опять пререкается! Как тебя Витька без кляпа терпит?!    -- Вашими молитвами, наверное!    Уже через два пролета послышалось, как он довольно смеется в кулак.    Итак, меня зовут Света, и в данный момент я направляюсь в кабинет своего друга детства Охотника Виктора Олеговича, чтобы забрать последнего с работы и увезти домой собирать чемоданы. Ибо если этого не сделать, то собирать его вещи мы будем уже завтра утром по дороге к аэропорту и двумя семьями.    Собственно, вот как в жизни получается: с молодым человеком меня на юг никогда не отпускали, зато с Виктором -- пожалуйста! Да я, впрочем, и не жалуюсь, любовь приходит и уходит, а Витька остается навсегда. Наши отцы -- лучшие друзья прямо с садика. Вместе жили, вместе учились, вместе отрабатывали практику, даже на свидания порой с одними и теми же девчонками ходили по очереди.    Вот и женились почти одновременно. И поселились как-то совсем рядом -- соседи по этажу, правда, в хорошей новостройке. Ну, думаю, никто не удивится, что и жены их забеременели почти одновременно. Олег и Сашка, естественно, в то время ждали мальчиков, дабы продолжить добрые традиции настоящей мужской дружбы, но, увы, родилась я. Совсем не по плану, зато в один день с Витькой.    Папаши, конечно, сначала расстроились, но мы с Виком так здорово стусовались, то есть нашли общий язык, что скоро такой маленький конфуз, как мой женский пол, дорогие родители и не замечали. Мы даже ванну принимать друг без друга отказывались. Как-то -- нам было по пять лет -- эту практику попытались прекратить. Ну и скандал же тогда закатил Виктор!    Впрочем, он даже теперь переодевается в моем присутствии без тени смущения. Хотя чего там стесняться? Тело у него красивое. Высокий, подтянутый, спортивный брюнет с зелено-оливковыми выразительными глазами. Девушки по нему еще с садика сохнут и табунами за ним бегают. А он разборчивый, гад, -- у той ноги кривые, эта тупая, третья вообще не катит для серьезных отношений -- и относится друг к своему цветнику крайне легкомысленно, осмелюсь даже сказать, потребительски. Каждую неделю -- новая девушка. Тасует парень свой гарем тщательно и регулярно, как, по его мнению, и должна поступать взрослая, половозрелая особь мужского пола в самом расцвете своих сил и возможностей. А если какая особо приставучая леди попадется, так он знакомит ее со мной, как с официальной пассией.    Что сказать? Бывали разные случаи. И скандалы, и угрозы, а однажды даже пришлось доказывать свое "отношение" к Виктору. Благо я его вплоть до всех родимых пятнышек и их расположения знаю. Одно из них -- наша гордость -- общее. Точнее у нас обоих почти на середине живота есть совершенно одинаковые родинки. Мы даже думали в детстве, что такое должно быть у каждого человека, пока Вик не подсмотрел в ванной за мамой и не выяснилось, что это только наша уникальная черта.    Но вернемся к другу. Собственно, с красивыми, умными и серьезными девушками ему также не особо везет, но уже по другой причине. Почему-то на все более-менее важные свидания Виктор таскает меня. А теперь представьте, ждет его очередная куколка, такая вся из себя причесанная, накрашенная, одетая от иголочки, нервничает: "Понравлюсь ли?" И вот появляется Он! Шикарный парень! Умный, красивый, интеллигентный, обходительный, элегантный, воспитанный, да еще с черным поясом по карате, такой весь мужественный, надежный защитник.    И тут из-за спины героя выглядываю я, эдакое вот маленькое алгебраическое дополнение! Как ни упираюсь каждый раз, как ни отговариваюсь -- бесполезно. Наверное, просто не освоила физические контраргументы, потому что всякий раз меня перекидывают через плечо и несут на место встречи. Пробовала даже убежать, но в случае с Витькой это сделать сложно, а угроза, что испорчу все свидание, вообще не действует.    Однажды в Крыму он пригласил девушку на вино, и, так как ключи от номера самый сильный держал у себя, мне пришлось смириться. Когда часам к двенадцати мы вдвоем почти споили жертву и я уже собралась удалиться, дабы у напарника была возможность продолжить маневр, Вик по старой привычке предложил меня проводить.    Чего он, собственно, тебя тягает? -- спросите, наверное, вы. У него что, мозгов нет? Есть! Как выяснилось, молодому человеку просто нравится наблюдать реакцию прекрасного пола на вашу покорную слугу, и вообще он заявил, что если девушка настроена на серьезные отношения, то пусть привыкает ко мне, так как он намерен продолжить счастливую традицию дружить семьями.    Я же лично считаю, что Витька всего лишь любит девушек и патологически не переносит ответственность в виде уз Гименея. Такой вот обаятельный донжуан. Как говорится, nomen est omen. Что в переводе с латыни означает "Имя говорит само за себя". Охотник есть охотник! Что поделаешь? Положение обязывает!    Что касается моих сердечных пристрастий, то все они единогласно заявляют, что мой самый большой недостаток -- Вик. В отличие от друга, я его стараюсь поклонникам не показывать до поры до времени, но нахал знакомится с ними сам. И после протянутой для рукопожатия руки и его дружественной улыбки несчастные исчезают из моей жизни как тени. И что самое обидное, паразит словно чувствует, где и когда это горемычное свидание!    Был, правда, один настойчивый, даже Виктора вынес. Так тот познакомил его со своей очередной девушкой. Не знаю, на что друг детства надеялся, но парень выдержал и это! Хотя как, ума не приложу. Честно. Сама признаю -- я той красавице не ровня. От нее, назовем девушку Машей, всех парней в дрожь бросало, и слюна на пол капала, да что говорить, ей вслед даже памятники оборачивались!    Так вот стали мы гулять парами, ну и как водится, наши половинки подружились. Жизнь текла размеренно, плавно и приятно, пока не пролегла в той, можно сказать, dead line, в прямом смысле этого выражения. Да-да, именно настоящая полоска убийственного везения, апогей которого пришелся на торжественный уход Михаила!    В тот день мы с Виком собирались в театр. Еще одна его особенность, о которой я не упомянула. Друг очень сильно любит искусство, особенно вотчину Мельпомены, но еще ни одна из его девушек не выдержала его одержимости дольше года. И, конечно, по его словам, ни с кем из них он не может смотреть пьесу так же, как со своей подругой детства. Я думаю, это-то и является истиной причиной разрыва отношений. Потому что, если надо, женщины могут вытерпеть почти все, особенно театр в больших количествах, а вот сравнение с другой, да еще не в свою пользу, действует на них не хуже тапки на таракана.    В общем, после долгих уговоров и личных переговоров Виктора с моей половинкой они вдвоем решили, что я имею право сходить с другом в театр без своего парня.    И мы с "братишкой" поехали, но так и не доехали. По дороге на остановку разрыли яму. Небольшую такую, шириной в два метра, длиной в метр и глубиной всего лишь в полтора. А отгородить сие творение от внешнего мира господа-строители, как и полагается, забыли. А может, они выполнили данный гражданский долг с честью, да заборчик уже успели разнести местные честные люди для своих хозяйственных целей. В любом случае на самой середине узкой асфальтированной дорожки зияла такая вот яма-ловушка. И горе тому, кто попытается прокрасться домой поздней ночью на высоких шпильках, решив для скорости срезать угол! Но это уже другая история, а мы вернемся к нашей.    Так вот, мы как всегда опаздывали и решили ее просто благополучно перепрыгнуть. А так как я надела вышеупомянутые шпильки, то друг галантно взял меня на руки. Ему с его тренировкой перенести нас обоих через какую-то дыру в земле, пусть и большую, ничего не стоило. И все бы хорошо, если бы не забава предприимчивых ребятишек. А заключалась она вот в чем: скучающие шестилетние карапузы засели в кустах, которые росли как раз по обе стороны дорожки, выжидали прохожих и, когда те пытались преодолеть препятствие, по очереди высовывали из укрытия палку с молодое деревце, радостно крича: "Апорт!".    Однако, видно, не все чада умели выговаривать определенные буквы, потому что, когда очередь дошла до нас с Виком, какой-то детеночек, молниеносно сунув прямо под ноги моему другу палку, торжествующе провозгласил: "Аборт!". Даже не успев послать того к логопеду, мы полетели вниз.    Откуда в середине засушливого лета на дне взялась вода -- понятия не имею, наверное, фортуна специально для меня старалась, но вляпались мы в грязную жижу по самые уши! Естественно, театр уже отпал. Как назло, в сумочке не оказалось ключей, а родители должны были вернуться только поздно вечером, и Вик галантно предложил постираться и просушиться у него. Забросив в стиральную машину все наши шмотки, друг отправил меня в душ, а после водных процедур предложил свою длинную рубашку. Сам же, на правах хозяина, одеждой себя особо не обременил, обмотав коротенькое полотенце вокруг талии.    И тут надо было заявиться его девушке! А Витька, гений самопальный, додумался спрятать меня в своей спальне и забыл додать шорты в комплект! А постель он вообще почти никогда не убирает, постоянно пребывая в боевой готовности...    Думаю, не стоит расписывать, какой эффект произвела на Машу голая девица в одной только рубашке, да и то не своей! И поди объясни ей, что мы случайно одновременно свалились в яму с грязью (в разгар засухи), что девушка потеряла ключи (я до сих пор не знаю, как они могли испариться из сумочки, если собственноручно их туда клала), что парень просто забыл дать даме шорты, а предательски смятое, разоренное ложе в таком состоянии пребывает еще с утра! Сей факт, вопреки ожиданиям, ее отнюдь не успокоил, только еще больше разозлил. В общем, я узнала о себе много нового.    В разгар скандала позвонил Миша (в театре предполагался антракт, а у нас оказалась кульминация). Через полчаса он был на месте. А еще через час я уже была абсолютно свободна. Странно, что любимый мне не поверил и так приревновал к моему другу, что даже на следующий день не захотел выслушать.    На сем, полагала я, мои злоключения закончатся. Наивная! То было всего лишь началом! Здоровущей, жирнейшей полосы невезений! Если жизнь -- это зебра, то мне попался какой-то неправильный мутант, или я подошла к тому месту, откуда у нее начинается хвост!    Итак, мы едем с другом на старое место в Крым зализывать раны. Точнее реабилитироваться, похоже, буду одна я. Витю, сдается, грандиозный скандал особо не потрепал, более того, он всю неделю ходил такой довольный, словно провернул дельце на миллион.    А вот и предпоследний этаж с памятным плакатом над входом в святая святых, в бухгалтерию. "Хлопнешь дверью -- умрешь от монтировки!" -- гласит надпись. Узнаю почерк друга!    Вообще-то Вик экономист, но в данный момент работает ведущим бухгалтером в строительстве, временно исполняя обязанности главного. На работу парня взял Борис Аполлонович, близкий друг моего отца и дяди Олега. Помимо своих обязанностей Олегович иногда просматривает и систематизирует объяснительные записки служащих, которые на него с радостью сваливает дядя Боря.    Вот и сейчас это чудо с увлечением читало мятый белый листок.    -- Привет, -- не поднимая головы, бросил он. -- Я тебя уже заждался.    -- Ага, вижу. Разве за таким бестселлером найдется время для скуки по любимой подруге?!    -- Нет, ты только вслушайся! "Я, Косой А. Н., вовсе не был пьян в конце смены в пятницу. Ел траву, лежа на газоне, потому что сломалась коса, а план надо было выполнять любой ценой"!    Так, что-то мне подсказывает, что через несколько минут в этом ворохе белых бумажек буду копаться и я! Что поделаешь? Надо же помочь другу разгрести завал, а то он здесь заночует!    По странному стечению обстоятельств к Вику стекались оправдательные тексты со всего предприятия. Боюсь даже предположить, с чего бы так.    Я села за стол и также углубилась в стопку объяснительных. Благо уже не в первый раз и что с ними делать знаю. Так, кто тут у нас? "Я, Муха С. С., явился на работу с красными глазами оттого, что на улице жгли листья и дым пошел в глаза. А запах -- это со вчерашних именин". Угу! Следующий! "Я, Винокуров К. Е., бегал вчера по служебной лестнице в куртке с привязанным к ней стулом, потому что был в сильном отравлении минеральной водой. Обещаю, что больше в заведении "Пивной паб" я обедать не буду". Осталось только гадать, что прораб делал в здании предприятия, а не на стройке! Далее следовал разномастный лепет о сознательных и бессознательных попойках, после которых совершенно случайно забирают в медвытрезвитель. О злодеях-соседях, которые вызывают ОМОН из-за громкого храпа. О технике безопасности, гласящей, что лучше прогул, чем явиться на службу в нетрезвом состоянии, о коварном жидком стуле, который приковывает несчастных пролетариев к толчку на целые недели, об изнасиловании спиртными напитками прямо на рабочем месте! О зловредных трамваях, которые вместо обычных пятнадцати минут утром едут целых тридцать пять, спотыкаясь на каждом шагу, о пробках, что возникают на пути этого самого злополучного трамвая, и злодее-водителе, который с похмелья забыл, куда ехать. Лаконичное послание "призрака стройки", который появляется раз в месяц, в день выдачи зарплаты, с заранее подготовленной объяснительной запиской: "Я, Курчатов Т. В., не был на работе с... по... в связи с отдыхом организма". Причем единственное, что изменяется в его оправдательных клонах, -- дата и подпись (в зависимости от степени трезвости более или менее корявая).    Внезапно среди вороха клочков мое внимание привлек аккуратный, сложенный конвертиком альбомный листок. Интересно, чей бы это мог быть? На шероховатой, слегка желтоватой бумаге красовались ровные, чуть раскосые строчки, выведенные каллиграфическим почерком:    "Силой, вверенной мне досточтимым, великодушным и благороднейшим из всех благородных Великим Князем, являющимся Правящим Драконом дома Аргелла, сообщаю, что землям Его и всему имуществу Его, а также крови Его грозит смертельная опасность. Если сейчас же не предпринять никаких мер, род Драконов исчезнет навсегда.    С трепетом и глубочайшим почтением,    Ваш верный и преданный слуга    Артур Семину".    Ну и что это такое? Изучив настоящие чернила и заковыристую подпись, я с явным осознанием, что это шутка, протянула листок Виктору:    -- И как прикажете сие понимать, сударь? Кто-то начитался фантастики?    Друг пробежал глазами бумагу и внимательно посмотрел на меня:    -- Свет, может, тебе отдохнуть?    -- В смысле? -- осторожно спросила я, холодея от догадки: там либо простая объяснительная, либо чистый лист, либо он меня разыгрывает!    -- Ну, посиди немного около окошка, -- замялся Вик, подтверждая возникшие опасения, -- посмотри на улицу, а я сам все здесь сделаю.    Ну уж нет! Этого я допустить никак не могу! Если не взять на себя львиную долю бумажного вороха, то пораньше Виктора с работы не утянешь!    -- Расслабься! -- улыбнулась ваша покорная слуга, загребая к себе кучку побольше. -- Я просто проверяю, вменяем ли ты и помнишь ли про завтрашнюю дорогу!    Друг натянуто усмехнулся, давая понять, что шутка не удалась, и вновь углубился в любимое занятие. Он обожает читать объяснительные. Говорит, некоторые бывают лучше многих анекдотов. В принципе, в чем-то он прав.    Знаете, если неоднократно систематизировать подобные записки, то можно выявить некоторые тенденции, сделать психологический портрет, узнать о взаимоотношениях в коллективе, выявить, кто чем живет, и вообще написать целый триллер с элементами боевика. Так, например, прогул одного из бухгалтеров начался с того, что по дороге на работу он встретил первую школьную любовь, где и задержался на несколько дней, а закончился огромным плакатом над дверью в туалете: "Да! Я, Дорофеев С. П., действительно лечился с 23.05 по 23.06 в кожно-венерологическом диспансере на предмет раздражения кожи, а не от того, о чем вы все подумали!". Или похождения второго сотрудника бухгалтерии с такой безобидной фамилией, как Кроликов. Завязалось все просто и скромно: "Из-за переполненной электрички я, Кроликов А. Е., получил обидную травму в виде зажатия дверью моей интимности, чем и прошу извинить мое сегодняшнее опоздание". Витька тогда ему даже посочувствовал, сказал, что после такого за явку на работу орден вручать надо, а не выговор давать! Дня через два дядя Боря принес следующий сюжет: "Я, Кроликов А. Е., сотрудницу бухгалтерии к сожительству не принуждал и не домогался, а просто слегка облапил шутки ради и для поднятия жизненного тонуса своей оконечности". Вик и тут тогда заступился: "Ну подумаешь, мужик кого-то ущипнул! Он же получил травму своего самого ценного, можно сказать, три дня оно не подавало признаков жизни, и он решил проверить, как система работает! Это взаимопомощь!". Через неделю пришло следующее недоразумение: "Я, Кроликов А. Е., в женский туалет попал не из-за хулиганства, как меня хотят обвинить, а из-за конкретного недержания живота. Не моя вина, что мужской туалет был закрыт, а гражданка потерпевшая вломилась в кабинку, испугав и себя, и меня". Четвертое послание друг уже объяснить мог, но не хотел: "Я, Кроликов А. Е., после смены прятался в женской раздевалке нашего оздоровительного комплекса не с целью подсматривания, а по юморному характеру слегка подвыпившего состояния души". А потом было: "Я, Кроликов А. Е., подсматривал в окно женской бани нашего оздоровительного комплекса, в который коллеги ходят после работы, ради эстетического наслаждения красотой обнаженных тел, а не для ручного удовлетворения похоти, как утверждает наш сторож Анохин, застукавший меня на месте". Где-то через месяц после данного неприятного обстоятельства сюжет хулиганства слегка изменился: "Я, Кроликов А. Е., в окно женской бани нашего оздоровительного комплекса не заглядывал, потому что у меня в котельной уже есть специально оборудованный глазок в женское моечное отделение, установленный конечно же без моего ведома неизвестно кем". Надо ли говорить, что после такого прекрасная половина коллектива вообще объявила бойкот служебной халяве.    И вот в таких условиях приходится работать моему другу детства! А неделю тому случилось такое, о чем Виктор вообще старается не упоминать, а дядя Боря до сих пор смеется до боли в животе при одном лишь взгляде на кислую, хмурую мину моего товарища.    Выяснилось все очень просто. Два дня назад, на праздновании нашего с Виком дня рождения, дядя Боря извлек из внутреннего кармана пиджака листок и торжественно зачитал: "Я, Кроликов А. Е., в понедельник, не стану скрывать, позволил себе малость расслабиться и нарушить трудовую дисциплину бутылкой водки, после чего перецеловал поголовно всю бухгалтерию в полном составе, включая кота Ваську, чтобы не попадался мне впредь под игривое настроение". Размазывая по лицу слезы, шеф поведал, что еще никогда не видел Виктора, скакавшего по столам так, что ему позавидовал бы кенгуру! Надо сказать, Кроликов свою фамилию оправдал только в плане прыгучести, ибо преследовал парня с грацией гепарда.    В общем, все выпили за тяжелую руку моего друга и его хук справа, который отправил злыдня в глубокий нокаут и в больницу на пару дней.    Вы уж извините, что так разболталась, расписываю какие-то левые "местные достопримечательности", просто пытаюсь таким образом успокоиться и прийти в равновесие. Не знаю почему, но альбомный листок здорово выбил меня из колеи. Странный какой-то. Ибо если это розыгрыш, то кто-то действует поистине с размахом, так как чернила взяты самые настоящие, не современные синтезированные и очищенные в лаборатории, а древние, сделанные вручную, необычного состава. Явно старинный и, скорее всего, фамильный рецепт, характерный только для определенного рода. Это я, как химик, могу авторитетно заявить даже после осмотра невооруженным глазом! Бумагу такую тоже просто так в "Канцтоварах" не найдешь, да и текст написан настоящим пером. Очень, очень дорогая шутка. А если это не забава, то связываться с организатором либо оказаться на его пути ой как не хочу! Нам, мелким, лучше не ввязываться в проблемы больших!    На мое счастье, больше пергаментных листков среди вороха не попадалось. Не похоже на проделки Вика. Хоть он и умеет, равно как и я, писать настоящим пером и в принципе в состоянии за год накопить на такие чернила, но уж слишком серьезно отнесся друг к моему душевному равновесию, да и глупым транжирством он, будучи прагматиком, отнюдь не страдает. А простым работягам делать больше нечего, как подкалывать бухгалтерию, да и денег у них на такую забаву вряд ли хватит.    Я еще раз взглянула на угол, где лежала странная весточка, и по спине пробежал холодок. Там царила пустота! Может, под стол слетела? Но пол отнюдь не порадовал, сияя чистотой. М-да, неужели начинает ехать крыша? Чтобы немного развеяться, встала из-за стола и подошла к окну. Вот гадство! Внизу на улице ошивался тот самый подозрительный тип, который следовал за мной от дома! Так, спокойно, Свет, спокойно. Может, тебе все просто кажется?    -- Вот дрянь! -- Cзади вдруг послышался удар кулаком по столу.    -- Что случилось? -- нервно подскочила ваша покорная слуга, отрываясь от созерцания городской панорамы.    -- Ты только посмотри! -- Вик протянул мне белый листок. -- Этот гад снова в форме!    "У меня, Кроликова А. Е., язык не поворачивается описать вам причину моего сегодняшнего опоздания. И это к лучшему. Иначе бы вам стало стыдно за своего коллективного члена".    -- Отлично.    -- Что отлично? -- не понял Вик, глядя, как я встаю и начинаю собирать его дипломат.    -- Так мы и назовем нашего млекопитающего друга семейства зайцев!    -- Свет? -- вдруг робко позвал Витька.    -- А? -- Я осторожно подняла голову.    Неужели что-нибудь забыла или упустила из виду?    -- Напомни мне, чтобы я никогда не позволял тебе давать имена моим детям.    -- А что такое?    -- Так, ничего.    Уже покидая кабинет, я почему-то оглянулась и увидела аккуратный, скрученный свиток пергамента на освобожденном от записок столе. Странно. Откуда он взялся? Неужели вновь галлюцинации?    "Даже и не думай! -- строго пригрозило левое полушарие мозга. -- Нам проблемы ни к чему!"    "Хозяйка, -- робко отозвалась правое, -- если мы его не потрогаем, то так и не узнаем, иллюзия это или нет! А тогда как мы сможем оценить собственное здоровье?"    "А что тут гадать?! -- огрызнулась левая половина. -- Эта эмоциональная правая дура сошла с ума и подбивает тебя, хозяйка, на крупные неприятности!"    "Заткнись! -- окрысилась та. -- Ты вообще левая в женском организме! И сегодня моя неделя командовать. Твоя будет на следующей!"    "Когда придется расхлебывать последствия твоей бурной деятельности?! Нет уж, увольте!"    "Отлично! Я наконец-то буду главной! Действуй, Света, приказы начальства не обсуждаются!"    Якобы желая еще раз проверить, закрыто ли окно, я подошла к подоконнику и на обратном пути, осторожно, чтобы Вик не заметил, смахнула в сумочку загадочный сверток. Нет, для оптического обмана он был слишком осязаем.    Торжественно вручив мне ключи, друг отлучился в туалет, а мы с пергаментом остались один на один. Ну что ж. Проверим мою психику. Если окажется чистым, значит, сошла с ума, если нет, то все равно загляну по возвращении домой в учебник по психиатрии.    "Уважаемый князь! -- было выведено уже другим, но не менее аккуратным почерком. -- Если Вы не объявитесь на зов в ближайшее время, мы вынуждены будем по умолчанию признать владельцем всего Вашего имущества и полноправным правителем со всеми вытекающими из этого последствиями Вашего законного совершеннолетнего наследника".    Подписи на этот раз в конце ультиматума не следовало. Почему-то последнее письмо в моем подсознании воспринималось именно так. Если первое было предупреждением, причем от человека, явно уважающего загадочного князя, потому что даже титул написал с большой буквы, то второе явно попахивало угрозой, и уже от тех, кому его родословная до лампочки. Обращение просто "князь", а не "Ваша светлость" или "Ваше высочество", словно для авторов представитель правящего дома Драконов не авторитет. Текст безукоризненно вежлив, но в нем читается явный намек на то, что составители имеют ранг более высокий. А куда уж выше? Если я правильно поняла их иерархию, то Великий Князь -- это полновластный монарх, после него только бог! Что же это за люди? Что за правитель? И какие тут драконы? А если это шутка, то кому понадобилась так разводить и кого?    Недолго думая, я отомкнула кабинет Вика, вошла и аккуратно положила свернутый тем же манером пергамент на место. Меньше лезешь в чужие проблемы -- дольше живешь!    "Молодец! -- с облегчением вздохнуло левое полушарие мозга. -- Слушай умные клетки своего организма!"    "Р-р-р!" -- отозвалась правое.    -- Что случилось? -- удивился подошедший Вик, глядя, как я вожусь с ключами, запирая кабинет.    -- Так, ничего, -- пожала плечами ваша покорная слуга. -- Мне показалось, мы забыли выключить кондиционер.    -- Это нервное! -- кивнул друг, и его рука легла на мою талию. -- Поехали отдыхать.    -- Поехали.    Может, хоть теперь мужик, следящий за мной, отстанет?    Не буду рассказывать, как мы собрали чемоданы, как долетели до Крыма. Это скучно и неинтересно. Самое веселье началось потом, когда мы пошли после ужина на пляж.    Великолепное закатное небо, игривое, уже порядком остывшее море, нежный песок и Виктор, беззаботно растянувшийся на берегу с книгой. Всласть налюбовавшись пейзажем, я решила пройтись вдоль косы по воде. Люблю плескаться и собирать камни с ракушками.    Вдруг, уже выходя на берег, я заметила на дне что-то напоминающее старинный медальон. Рука сама потянулась вниз, и через секунду на раскрытой ладони лежал округлый плоский черный камень с наросшим на нем белым узором в виде то ли причудливого японского иероглифа, то ли цветка, то ли маленького скелетика ящерки.    В ту же секунду со стороны заходящего солнца на горизонте появилась кавалькада черных средневековых рыцарей. На фоне закатного неба, все в боевом облачении с мечами и копьями наперевес, они неслись в нашу сторону на громадных взмыленных жеребцах, как призраки. Конские очи из-под черного панциря лат просвечивали демоническим фиолетовым огнем, словно весь отряд подняла с того света какая-то неведомая сила. Зрелище завораживало, вызывая одновременно первобытный страх и трепет восхищения.    -- Красиво, да?! -- выдохнула я, обращаясь к подошедшему Вику.    -- Свет, уйди с дороги, -- он заботливо взял меня за талию, -- они все-таки несутся на нас.    -- Но красиво! Правда?    -- Ага, наша лепешка на песке будет смотреться не так эстетично!    Странно, но операторов, снимающих фильм, поблизости не было. Хотя, наверное, они остались позади, или актеры разгонялись до нужной скорости вдоль кромки пляжа, а кинозастава находилась где-то впереди, за изгибом. К моей радости, рыцари остановились возле нас. Я как раз успею набросать эскиз, прежде чем эта дикая погоня тронется в путь.    Горячие кони яростно ржали, били копытами, хрипели и становились на дыбы, роняя на песок белую пену. Всадники постоянно их осаживали, награждая внушительной плетью. На огромных классических щитах красовался проткнутый копьем дракон, изрыгающий пламя и истекающий кровью.    -- Смерть Драконам! -- выкрикнул один из них, подъезжая к нам почти вплотную.    Судя по виду, главный. Дорогие, более качественные доспехи, богато украшенная сбруя, массивная золотая цепь на груди. Кажется, раньше такие медальоны были у магистров орденов. Его громадный жеребец при виде меня взвыл дурным голосом и встал на дыбы, но воин веско заехал ему меж ушей и устремил на нас свой пламенеющий фиолетовым светом взор. Мы с другом не двигались. Собственно, а чего бежать? Вдруг им надо спросить, как куда-то проехать, или общение с бесплатной массовкой входит в сюжет фильма?    -- Смерть Драконам! -- громогласно повторил он, впиваясь в нас щелями забрала.    -- Хорошо, смерть так смерть, -- смиренно согласилась я, откровенно не понимая, чем же не понравились им эти изящные, грациозные ящеры из мифов и легенд.    Старший поперхнулся и уставился на меня. Остальные тоже как-то неловко переглянулись. Видно, я что-то не то сморозила, но гневного крика "Стоп! Снято!" не последовало. Как, впрочем, не объявился и чудесный режиссер этого фильма.    -- Вы кто? -- опешила железная голова.    -- Отдыхающие, -- пожал плечами Виктор. -- А что? Что-то не так?    -- В смысле люди? -- уточнил главарь.    -- Ну не звери же! -- огрызнулся Виктор. -- И скажите вашим подчиненным, чтобы не таращились так на мою девушку!    Младшие сотрудники немного смутились, но сканировать мое бикини от этого не перестали. Старший, и сам грешивший с ними за компанию, кашлянул и выдавил, отводя взгляд:    -- Извините, обознались.    Он гневно пришпорил коня, и вся кавалькада со звоном и лязгом снялась с места, продолжая путь.    -- Ну что, пойдем отсюда? -- спросил Вик, подходя к покрывалу и кидая в пляжную торбу на время забытую книгу.    -- Давай, -- поежилась я и потянулась за сухими вещами, но переодеться нам не дали.    Буквально через секунду всадники снова выросли перед нами.    -- Извините, -- кашлянул старший, -- вы случайно не находили в море странный предмет?    -- Какой? -- выдохнула я, ощущая, как находка буквально прожигает мой стиснутый кулак. -- Здесь порой такое плавает, что и забеременеть можно.    -- Это камушек, -- ухмыльнулся через шлем главный. -- Овальный, черный и плоский, с белым рисунком наверху. Узор напоминает чем-то дракона на вираже.    Что у них, на бедных ящерах свет клином сошелся?! Странные какие-то. Вик отрицательно мотнул головой и повернулся ко мне. Полсотни светящихся фиолетовых глаз уставились на меня, и где-то глубоко в душе шевельнулся женский инстинкт все отрицать.    -- Нет, -- уверенно мотнула головой я. -- Я вообще редко смотрю на дно, когда плаваю.    -- Убить их! -- скомандовал главарь. -- Она лжет!    Виктор молниеносно сгреб меня за шиворот, метнул песок в глаза предводительского коня и кинулся прочь. Скотина снова истерично взвыла и, смею предположить, встала на дыбы. Видно, в ее вопле было что-то обреченное, потому что остальные лошади заржали, но, кажется, следом не поскакали. Скорее всего, этот черный мамонт числился у них вожаком.    Благо линия пляжа отгораживалась от внешнего мира каменной стеной и мы расположились очень близко к ней, поэтому преодоление нескольких метров заняло считанные секунды, но плохо все же, что преследователи верхом и отрезали путь к морю. Попробуй-ка вылови нас оттуда, если, конечно, лошади не одеты в нержавейку или могут скакать под водой как по суше. Похоже, по звукам, что вся эта шобла справилась с замешательством и с лязгом да гиканьем помчалась вслед.    "Ну что, хозяйка? -- ехидно осведомилось левое полушарие. -- Отдыхаешь от проблем? Развлекаеш-ш-шься?"    Блин! И угораздило же меня выловить этот долбаный камушек! Было же море, солнце, песок, да красавец-мужчина под боком! Чего еще не хватало?!    "Неприятностей на нижние девяносто!" -- едко подсказала все та же половинка мозга, правая впервые благодушно согласилась и добавила пару сочных выражений.    Ух ты! А я и не подозревала, что умею так бегать! И где сейчас физрук с секундомером?! А то говорил, меня только за смертью посылать! Впрочем, кажется, она, не дождавшись, скромно понеслась за мной!    -- Разделяемся! -- шепнул Вик, толкая меня в сторону чужой базы, а сам кидаясь в направлении поля и виднеющихся вдали кустов.    Витька от природы бегает великолепно и с детства занимался легкой атлетикой, поэтому покрыть в четыре раза большее расстояние за то же время для него вообще не проблема, а если учесть еще лязгающий сзади стимул, то и вовсе пустяк, раз даже я иду на мировой рекорд!    Что касается меня, то ваша покорная слуга, как вы уже поняли, на такие подвиги не способна, могу долго и нудно бежать, но, увы, не спринтер, поэтому друг и толкнул меня в сторону кратчайшего пути. До базы метров десять, и, если снова судить по звукам, там дискотека. Ах да! Сегодня новый заезд, и все собрались на площади, чтобы совместно выпить, потанцевать и познакомиться. Значит, меня никто не засечет!    Достигнув первого же домика, я с радостью прыгнула с дороги в ближайшие кусты. Далеко позади раздалось дикое конское ржание. Похоже, кавалькада оказалась на развилке. Я вобрала воздуха, чтобы хоть как-то спрятать шумное дыхание, хотя сердце колотилось так, что, думаю, было слышно за версту.    База здесь хорошая, деревянные хатки сплошь и рядом утопают в зелени да цветах, поэтому прятаться и отступать очень легко и удобно, а стоящий повсюду аромат цветущих растений собьет с толку даже собак.    Рыцари появились почти мгновенно. Конечно, для коней какие-то метры -- плевок! Внезапно главарь остановился и жестом приказал затормозить остальным. Кавалькада застыла на месте моментально, словно поголовно замерзла.    -- Она где-то здесь, -- прогудел магистр, сканируя фиолетовым светом кусты, -- я это чувствую!    Стараясь передвигаться как можно тише, я осторожно углубилась в заросли. Если судить по составу, то рыцари всем скопом бросились за мной. Хочется верить, это не из-за пикантно сшитых лоскутков ткани на моем теле.    "Э нет! -- едко отозвалось левое полушарие. -- Лучше пусть из-за них! Потому что иначе, выходит, им нужна конкретно ты, и гады знают, где тебя искать!" "Ну вот! -- возмутилась правая. -- Все ты испортишь! Даже почувствовать себя прекрасной, привлекательной женщиной не даешь!" "Пусть чувствует в другом месте! -- огрызнулась левая половинка. -- И при других обстоятельствах! А теперь заткнись и не мешай профессионалам работать!" "Это рыцарям, что ли?" -- издевательски уточнила правая. В ответ логико-математический склад ума продемонстрировал удивительные задатки филолога, согласовав совершенно несовместимые части непечатного русского. "Отлично! -- радостно вздохнул новоиспеченный лингвист. -- Теперь, когда эта правая дура временно впала в ступор, давай-ка, хозяйка, убегая, подумаем, кому и зачем мы так нужны! А еще как эти придурки нас засекают?!"    Преследователи еще раз вслушались, но, кроме шелеста травы да доносящихся отголосков музыки, ничего не услышали.    -- Разделитесь, -- приказал вожак, -- она все еще где-то здесь!    Левое полушарие мозга лихорадочно соображало, что делать, правое пыталось закатить истерику, но благополучно осаждалось остальными органами, попа прилежно пятилась, когда дверца следующего домика открылась и явно подвыпивший мужчина радостно провозгласил:    -- О, Колян! У нас на клумбе полуголая нимфа! Девушка, можно с вами познакомиться?    -- Позже! -- рявкнула я, срываясь с места.    -- А почему? -- раздалось вслед, но его крик потонул в топоте моих поклонников.    Думаю, наутро парни серьезно задумаются, стоит ли напиваться до такой степени, чтобы на клумбах мерещились голые девушки, за которыми гоняются орды бешеных рыцарей.    На всех парах я врезалась в танцующую массу людей. Погоня, не сбавляя хода, кинулась следом. Раздался крик, визг, ругань дородных украинок и гулкие железные удары, словно кто-то со всей дури молотил по пустым кастрюлям. Лямонт1 постепенно нарастал. Я обернулась. Магистр прорывался вперед из кучи-малы и был в каком-то метре от меня, его команда застряла где-то в середине народного бунта.          ##1 Вопли, приправленные одновременно жалобами и причитаниями. Чаще всего ассоциируется с проникновенным, самозабвенным женским воплем. (Белорус.) Здесь и далее примеч. автора.       Коварная женская интуиция еще на клумбе посоветовала прихватить булыжничек из окаемки, чтобы в любое удобное время нейтрализовать чувствующего меня главаря. Теперь этот миловидный камешек приятно отягощал руку и, похоже, даже не подозревал, что настал его звездный час.    Увернувшись от протянутой руки, я развернулась и со всей силы метнула снаряд в рогатый шлем преследователя. Наверное, это был лучший бросок в моей жизни! Овальная торпеда со всей скорости врезалась прямо в решетчатое забрало. Раздался какой-то странный гул, словно звонарь ударил в церковный колокол. Рыцарь охнул и сполз с коня.    Недолго думая, я выскочила из толпы и нырнула в пролет между домиками. План был максимально прост. Если учесть, что кроме бикини да выловленного в воде камушка у меня ничего нет и в первый раз рыцари не вычислили нас, то, следовательно, они чувствуют именно мою находку. Элементарно! Как я раньше до этого не додумалась?!    "Да, как?! -- ехидно осведомилось правое полушарие, обращаясь к левому. -- Ты же у нас вроде бы мозг?!"    "Лучше поздно, чем никогда!" -- смущенно огрызнулась вторая половинка.    Теперь все что нужно -- избавиться от найденыша и смыться. Но бросать его абы как коварная женская интуиция опять же не позволила. Смою в унитаз! И пусть эти меднолобые ищут сколько хотят, а еще лучше пусть ныряют!    Санитарный домик стоял на отшибе. Культурное такое местечко с цементированным полом, резными кабинками и новой сантехникой. Погони пока не было слышно. Видно, магистр еще пребывал в глубокой задумчивости, если, конечно, совсем концы не отдал, а без него рыцари вычислить меня не могли.    Я заскочила в третью слева кабинку, закрылась и повернулась к унитазу. Камешек приятно грел руку, словно лаская, расставаться с ним, к сожалению, очень не хотелось, будто это было мое, родное. Рисунок теперь действительно напоминал летящего в небе дракона, развернувшегося в воздухе для какого-то боевого маневра. С каждой минутой его черты все четче и четче открывались для моего зрения. Как это я сразу не смогла его разглядеть?! Еще с каким-то цветком спутала! Ха! Да здесь даже слепому понятно!    Преследователи все еще не появлялись, но я с каждой секундой ощущала, что находка нравится мне все больше и больше. Она завораживала, вдохновляла, пробуждала какие-то странные, доселе неизвестные и одновременно какие-то до боли знакомые, родные чувства. Захотелось внезапно выйти навстречу этой кавалькаде и надавать им всем по ушам, чтобы неповадно было впредь оскорблять драконов!    Где-то вдалеке послышались звуки погони.    "Пора, Света, пора! -- лихорадочно заскреблось левое полушарие. -- Давай, хозяйка! Мы же хотим жить?"    "Как ты можешь! -- возмутилась правая половина. -- Он же такой красивый! Хозяйка, давай оставим его себе!"    "И почему мне в сестры досталась такая дура?!" -- вздохнула левая половина мозга.    "Я не дура! Я просто женственная, -- фыркнула правая и мстительно добавила: -- В отличие от некоторых!"    "Кхм, хозяйка?"    Да-да, уже-уже! Я в последний раз взглянула на милый сердцу камушек.    -- Прости меня, малыш, -- внезапно сорвались с губ слова, и, поцеловав, я бросила его в унитаз.    Дикое ржание магистерского коня раздалось уже почти над ухом. Сейчас надо мгновенно выскочить из кабинки и свернуть за угол. Там проходит стена, разделяющая пляж и базу. Если ее перемахнуть, то потом никакие рыцари не страшны. Я уже схватилась за щеколду и сделала шаг вперед, когда почувствовала, что не могу сдвинуться с места ни на миллиметр! Какая-то неведомая сила тянула обратно.    Лучше бы я не оборачивалась! Светящийся фиолетом унитаз с жадным чавканьем и амбициями заграничного пылесоса поглощал все вокруг. Ё!!! На ум наперегонки заскочила сразу же пара сочных выражений на эту тему. Вряд ли господа отдыхающие погладят меня по головке за этого троглодита! По крайней мере, именно таким всепожирающим чудищем пугали нас в нежном возрасте. Тем временем мое детище главным блюдом выделило меня и с голодным чмоканьем усилило тягу. Пришлось упереться в его сиденье ногами и руками.    Надо ли говорить, что в этот момент дверь кабинки резко рванули в сторону.    -- Занято! -- машинально брякнула я, стоя раком на унитазе и увертываясь от летящих в него предметов.    -- Во б...! -- выдохнул стоящий на пороге интеллигентный средневековый рыцарь, наблюдая мою корриду с бешеной сантехникой.    При виде огромного, сытного магистра фарфоровый левиафан радостно взвыл и усилил тягу еще раз в двадцать. Драконоборец машинально уперся ногами и руками в косяк, жалобно глядя, как от стенки отрывается прибитая гвоздями коробка для туалетной бумаги. В ту же секунду она с диким свистом заехала мне в висок. Последнее, что помню перед тьмой и удушьем, -- звук сливающейся воды и чью-то гортанную отрыжку. Выражение "засосать в унитаз" больше не использую!          Ох! И повезло же мне с семейкой! Нет слов... одни мысли, а лучше яды...    Маргарита Валуа       Вынырнула я в белом мраморном фонтане прямо рядом с плюхнувшейся в воду монетой. В ту же секунду раздался ликующий мальчишечий крик:    -- Пацаны! Сюда! Тут голая девка купается!    Да что они все, с ума посходили? Я же в купальнике!    А шпингалет, возбужденно подпрыгивая, продолжал увещевать:    -- Я туда целый медяк бросил и желание загадал! А оно исполнилось! Ну идите же, посмотрите на мою русалку!    Похоже, копейка -- первое капиталовложение в меня. Надо будет подобрать на память. Словно в ответ на мои мысли над ухом раздалось:    -- Пятак подними, пригодится еще!    Я обернулась. Прямо передо мной возвышался мраморный писающий купидон и мирно мочился вашей покорной слуге на темечко.    -- Свет, я здесь! -- послышался укоризненный голос откуда-то сбоку. -- И не пялься так на пухлого амура! Ты его смущаешь! -- На позолоченном каменном бортике вальяжно сидел Виктор в наряде средневекового вельможи и безмятежно улыбался. -- Вижу, моя русалочка, ты все же нашла воду и активировала камешек! Кстати, да нырни ж ты за налогом в свою казну!    Я послушно последовала совету и с ужасом обнаружила рядом с монеткой мой драконий камушек.    -- Бери-бери, -- ласково улыбаясь, подбодрил друг. Ох, не люблю я, когда он такой хороший, не к добру это! Словно прочитав мои мысли, Вик ухмыльнулся: -- Да бери же! Здесь тебе ничто больше не грозит! По крайней мере, хуже, чем уже, ты не вляпаешься! А он, между прочим, твой по праву.    Тем временем к фонтану, который, кстати, находился посреди замкового двора, подкатилась довольно приличная толпа. Виктор окинул пришельцев властным взором, ни дать ни взять сиятельный господин осматривает слуг, и спокойно осведомился:    -- И что вы здесь делаете?    Женщины и мужчины вежливо попятились.    -- Я пришел за своей русалкой! -- выпрыгнул вперед настырный мальчишка.    -- Она не русалка, -- криво усмехнулся Вик, -- и не твоя.    Он протянул мне руку и помог выйти из фонтана. Тут я вспомнила, что забыла выловить свой черный камушек. Но стоило обернуться и взглянуть на него, как тот взвился из воды и ввернулся в ладонь, словно маленький котенок, напрашиваясь на ласку. Толпа ахнула и поклонилась, а мальчуган побледнел и хрипло выдавил:    -- Простите, миледи! Обознался.    Недолго думая, Виктор увлек меня в замок.    -- Что здесь происходит?    -- Скоро узнаешь, -- снова улыбнулся он, уверенно шагая по просторным каменным коридорам.    Собственно, а куда он меня ведет? И откуда знает, куда идти? И он ли это вообще?    -- Высокородный рыцарь, не одолжите ли даме плащ? -- демонстративно ежась, осведомилась я.    -- Во-первых, -- ухмыльнулся Виктор, -- я не благородный средневековый дурак, а современный прижимистый бухгалтер, во-вторых, бесценную вещь ручной работы я тебе не дам, намочишь еще! А в-третьих, всегда любил смотреть на обнаженных девушек или, на худой конец, в откровенных купальниках!    Так вот зачем ты, зараза, уговаривал меня напялить этот злосчастный бикини?! Убью!!! Но в этом весь он! Что ж, придется довериться собрату.    -- А куда мы идем?    -- Узнаешь!    -- Что за конспирация?    -- Просто я смакую момент. Забавно будет взглянуть, как вытянутся их рожи.    -- Чьи?    Но ответить он не успел. Мы вошли в хорошо освещенный просторный зал.    -- Наконец-то! -- повернулся в нашу сторону седовласый мужчина с благородными чертами лица и осекся, залившись ядреным пурпуром при виде моих более чем скромных завязочек.    Ну спасибо, Витька! Удружил! Теперь главное к этому памятнику спиной не поворачиваться, а то беднягу удар хватит, если не кое-что похлеще! Вот, значит, как зарабатывают неприятности на свое мягкое место!    -- Что?! -- возмущенно выдохнула благородная девица в свадебном платье, глядя на меня, как на таракана. -- Отвечай, -- заорала она, подходя ближе, -- куда делся мой красивый, умный, благородный, нежный, все понимающий будущий супруг?! И кто ты такая?!    Виктор откашлялся:    -- Дамы и господа, позвольте представить вам княжну Драко.    -- Что?! -- выдохнула куколка в белом, возмущенно тараща на меня глаза. -- Этот заморыш и есть князь... Драко? М-мой муж?!    -- Да, красавица, -- весело улыбнулся Вик, -- в этом весь закон подлости! Только найдешь красивого, умного, благородного, в общем, идеального, как он, бац, -- и женщина!    -- Нет! -- закричала беспокойная собеседница так, словно ее режут. -- Я не хочу умереть старой девой!    -- А я здесь при чем?! -- Чего-чего, а нетрадиционной ориентации за собой пока не замечала!    -- Так! -- взяла она себя в руки и обернулась ко мне. -- Ты знаешь стратегию боя, умеешь владеть мечом, драться или хотя бы, на худой конец, колдовать?    -- Нет.    -- О господи! -- прошептал ее пожилой спутник, ошеломленно опускаясь в кресло. -- Мы влипли!    -- Отлично! -- радостно потирая руки, вздохнула женушка. -- Долго ты не проживешь! И твой брат женится на мне!    -- Э нет! Погоди, блондиночка! -- встрепенулся Виктор. -- Неужели ты думаешь, что я буду стоять и смотреть, как укокошат мою сестру, чтобы потом радостно вляпаться во все это дерьмо и стать мишенью для убийц, королей, герцогов, графов, баронов, маркизов, горожан, священников, нечисти, извращенцев и вообще всех и вся этого мира?! Нет уж! Увольте! Ищи себе другой способ потерять невинность, а я пас!    -- А что здесь, собственно, происходит?    Все, кроме Вика, уставились на меня с неподдельным ужасом и изумлением. Вспомнили, на мою голову! Наконец пожилой человек с благородными чертами лица опомнился и, подскочив с кресла, галантно поклонился:    -- Ради всего святого, простите меня, ваша светлость! Позвольте представиться, я Артур Семину, придворный лекарь, маг и управляющий вашим замком. Мои предки веками служили у вас, светлейшая княжна. А это ваша жена, прекраснейшая леди Ладиина Каракурт.    Что ж, это многое объясняет! Как говорил кто-то умный из древних, и я повторюсь на латыни: nomen est omen! Другого имени очаровательной "мужеубийце" и не надо!    "Слушай, хозяйка, -- вздохнула левая половинка, -- нам с правой эта стервочка не нравится! Может, убьем ее под шумок?"    А уголовную ответственность разделим на троих?    "А мы профессионально! -- нашлись мозги. -- Что тебя, зря столько лет на химфаке за казенные деньги учили? Не все же виагру вместо аспирина обидчикам подкладывать!"    Лучше помогите мне понять, почему Артур кажется знакомым! Где я уже слышала или видела это имя?    "А не этот ли мужчина грешит любовью писать на альбомных листиках?"    Точно!    "Хозяйка, ау! От тебя ждут реакции на приветствие!"    А?    "Представься, тебе говорят! Вон как все на тебя выжидающе смотрят!"    -- Очень приятно! Балаур Светлана Александровна.    Артур улыбнулся и покачал головой:    -- Вы княжна, досточтимая Светлана. И очень высокородная. Вы последняя из древнейшего рода воинов-Драконов!    Виктор деликатно кашлянул, и управляющий, глядя ему в глаза, твердо повторил:    -- Последняя из официальной семейной линии, бастарды не в счет!    -- Вик что, мой брат?    -- Он ваш кузен, -- поклонился Артур. -- Видите ли, ваш дедушка, ныне покойный князь Драко, соблазнил его бабушку, и князья Олег и Александр получились сводными братьями. Но позвольте мне объяснить все по порядку. Вы принадлежите к древнейшему роду потомственных воинов-полководцев. К сожалению, сейчас из-за смутного времени я не могу показать вам ваши вотчины, так как они пострадали из-за войны с Михеем эль Туциром. Это один из ваших врагов, а полный список вот! -- Он помахал внушительных размеров свитком. -- Я написал вам его на память, вдруг вы кого забудете. Синим цветом отмечены недруги, чьих жен или дочерей скомпрометировали ваши предки или отец, до того как женился. Они, естественно, хотят от вас ответа, каждый по-своему, но в общем смысле того же. Красным отмечены те, кто просто жаждет вашей смерти, зеленым те, кому безразлична ваша судьба, главное, чтобы вас не было. Черным я выделил тех, кто алчет вашей смерти в муках и пытках. Не желаете ознакомиться? -- С этими словами он протянул весь этот пухлый сверток мне.    -- Это что?! -- озабоченно выдохнуло левое полушарие. -- Перепись населения?    -- Почти, -- бесхитростно кивнул советник.    Надо ли говорить, какой цвет преобладал в карманной памятке? Единственный зеленый человечек был благодушно вычеркнут из списка, с пометой напротив: "Погиб". Уж не в давке ли страждущих моей смертушки его затоптали?    -- Похоже, ваших Драков не очень-то любят!    -- Да ваших предков никогда не обожали! -- радостно махнул рукой управляющий. -- Боялись -- да, ненавидели -- да, уважали, но не питали нежных чувств. Однако не волнуйтесь, пытаться снискать симпатию народа вам и не нужно, ваша обязанность навести здесь порядок. Видите ли, мы, мягко говоря, в упадке. Враги раздирают княжество на части, Михей эль Туцир, в вашем списке номер один черным цветом, собирается подмять под себя этот мир. Он могущественный колдун и стирает все с лица земли одним щелчком пальцев. Соседние княжества и графства, вплоть до самого захудалого дворянчика, бесчинствуют и разоряют наши земли. Нечисть взбунтовалась и тоже стала нападать, народ в шоке, ему нужен князь и герой. Вы -- символ и гарантия того, что все обойдется, вы -- наша надежда и защита!    -- Я?!    "М-да, влипла!" -- вынесла приговор аналитическая половинка.    -- Да! -- радостно подпрыгнул управляющий.    "Нет!!!" -- заорал организм, предчувствуя недоброе.    -- Вы поведете войска к победе!!! -- не менее фанатично взвыл дяденька.    -- Но я не воин!    -- У вас это в крови! -- не согласился новоявленный подстрекатель в самоубийцы.    -- Да я даже за себя постоять не могу!!! Нашли, блин, Змея Горыныча! У меня, между прочим, голова одна, а не несколько! Так что идите на фиг со своей мясорубкой! Я пас!    Ну какой из меня воин?! А тем более полководец! Культурная, урбанизированная девочка с силенками, как у котенка! Нет, неженкой, конечно, не слыву, но такие науки, как стратегия, фехтование, рукопашный бой и прочие необходимые мелочи, в мою учебную программу не входили. Сколько ни пыталась научиться приемам самообороны, все насмарку. То ли из-за недостатка массы тела, то ли из-за слабости захвата, но Вик скручивал мое тельце в узел, и знания, не приносящие положительного результата, постепенно вылетали из головы.    Отчасти провал в боевых искусствах объяснялся еще и танцами, которыми я занималась с восьми лет. Благодаря им и моему желанию развить гибкость до неимоверных пределов, ваша покорная слуга может спокойно заехать ногой в нос любому среднестатистическому мужчине. Единственный минус то, что в данном процессе рефлекторно тянется носочек и балетное па теряет силу. В это время вытянутая конечность оказывается уязвимой для вражеского захвата, поэтому данный прием автоматически вычеркивается из списка. Бить ниже пояса тоже рискованно, ибо тогда лупить приходится на века, чтобы агрессор уже не мог разогнуться. Либо надо быть первоклассным спринтером, так как в случае провала сие самый надежный способ взбесить мужчину до исступления. Так как врожденный гуманизм не позволяет калечить и без того вымирающую половину человечества и бегаю я плохо, то данный талант не применяется вообще. Увы, стремление подавать движения красиво, размашисто, но крайне осторожно и легко, хватать партнера нежно и безболезненно, запеклось в крови уже, думаю, навсегда.    -- Этого не может быть! -- упавшим голосом прошептал управляющий, оправившись от шока. -- Мы терпим бедствие, мы вызвали князя...    -- Послушайте, Артур, здесь какая-то ошибка! Я не княжна.    -- Недавно вам исполнился двадцать один год, -- жалобно произнес он, скорее утверждая, чем спрашивая, -- вы гуляли по берегу моря и нашли черный камушек с изображением летящего дракона, он и сейчас у вас в правой руке. Это ваш фамильный герб. Если вам нужны доказательства, разожмите кулак и взгляните на него.    К моему великому изумлению, на ладони лежал овальный черный медальон с изображением того же дракона.    -- Вот видите! -- обрадовался управляющий, надевая его мне на шею. -- Он вас признал. Только в руках настоящего князя он приобретает истинную суть. Он вас нашел и признал, если положить амулет на стол, то он сам прыгнет к вам.    -- Он и из фонтана к ней скачет! -- подтвердил молчавший до этого мой дорогой друг.    -- Потому что они связаны, -- кивнул приободренный Артур. -- Это не просто герб или символ! Это изображение ее предка. Они часть друг друга. Скажите, ваша светлость, а вы не чувствовали тепло, исходящее от амулета? -- прищурился управляющий. -- Или желание любоваться им бесконечно?    -- Это что, первый симптом помешательства?    -- Нет. Странно, что вы его не признали, -- пробормотал Семину.    В этот миг медальон, словно разозлившись, огнем ужалил мою грудь. Я вскрикнула и отшатнулась. В ту же секунду злыдень стал холодным как лед. Он что, не любит, когда я вру? Или просто обиделся? Рука сама машинально легла на него сверху и погладила.    Артур улыбнулся и продолжил:    -- Сразу же, как вы нашли амулет, появились Призрачные Гончие.    -- Это такие черные рыцари с фиолетовыми светящимися глазами?    -- Да.    -- А кто они? -- Сказалась привычка собрать о проблеме как можно больше информации.    -- Мои подданные, -- буркнул Виктор.    -- Что?!    -- Если мне приходится доказывать вам ваше происхождение, -- вежливо вмешался управляющий, -- не угодно ли будет пройти в картинную галерею к фамильным портретам?    На самом видном месте висело огромное, во весь рост, изображение отца в средневековом расшитом золотом платье, довольно странного, однако, покроя.    -- Это князь Александр Драко, -- тоном экскурсовода продекламировал управляющий, -- ваш дражайший батюшка. В традиционном боевом костюме, -- добавил он, верно истолковав мой заинтересованный взгляд.    -- Красивый мужчина! -- томно вздохнула стоящая сзади леди Каракурт.    Я уже и забыла о ее существовании!    "Напрасно, -- прошептало левое полушарие, -- тебе еще ситуацию с заочным замужеством разруливать! Грядет брачная ночь, как выкручиваться будем, хоз-зяйка?"     "Да, -- выдохнуло правое, -- в мои планы не входило тебя женить! Разве что выдать замуж, и не за женщину!"    Давайте, не будем торопиться, авось эти все лавры принадлежат не мне.    "Ну-ну, -- прошипело левое, -- надейся!"    -- Рядом вы можете видеть его сводного брата, Олега Венатора. Смертельного врага. В вашем списке, ваша светлость, семейство Венатор стоит на втором месте, выделено черным.    -- То есть вы хотите сказать, что Виктор -- мой враг?    -- Причем злейший! -- улыбнулся Артур. -- Испокон веков его род жестоко преследовал и убивал ваш, числясь самым ярым, верным и первым из всех недругов, но теперь в силу некоторых причин лишь на втором месте официально.    -- А формально я твой друг!    -- Итак, как гласят легенды, ваш род пошел от дракона, который жил много тысяч лет назад. Кстати, ваша фамилия Балаур на одном из языков земного мира означает "дракон". А Венатор означает "охотник".    Кто бы сомневался! Похоже, у Виктора это в крови! Вот только отсутствие ящеров, за которыми надо гоняться, сердцеед компенсировал девушками. Поймав мой оценивающий взгляд, Вик обворожительно улыбнулся и мягко кивнул придворному магу:    -- Артур, вы немного отвлеклись!    -- Ах да! Простите! Так вот, в один чудесный день к нему в пещеру забрела прекрасная девушка по имени Марана.    -- Бедный ящер! -- вздохнул братишка, возведя глаза к потолку.    -- В общем, вашему пращуру, видно, ничего не оставалось, как в нее влюбиться. Девушка ответила взаимностью, и у них родился сын, великолепный сильный мальчик. А за вашим предком даже в те времена гонялись охотники. И был среди них один особенно ярый, ваш прародитель, -- указал на Виктора управляющий, -- но ему никак не удавалось поймать нашего дракона. Узнав о рождении у Аргелла наследника, он стал преследовать того еще неистовее. Но пока беспутный носился за своим врагом, сын Мараны подрос и обесчестил дочь драконоборца. К гневу отца прибавилась бешенство рогатого жениха, и тот также поклялся извести семя паскудника на корню.    Так чья-то навязчивая мания переросла в семейный подряд. Дальше по сюжету где-то через три поколения юная княжна Драко соблазнила своего преследователя-недруга (хотя та сторона предпочитает придерживаться мнения "совратила"). В общем, взаимоотношения наших с Виком родов не только сводились к выяснению, у кого меч острее да рука длиннее, но также неизменно да методично вращались около постели. Кто-то кого-то соблазнял, кто-то кому-то клялся оторвать все выпирающие части тела, и постепенно порча вражеского генофонда стала маленькой семейной традицией.    Думаю, к тому времени, как мой любвеобильный дед прелюбодействовал с супругой супостата, оба клана уже здорово породнились. К несчастью, официальный дедушка Вика был бесплоден, а так как истинной Венатор была бабка и против такого "божественного вмешательства" не возражала, то пикировку между противоборствующими сторонами вскоре благополучно неофициально замяли. Сводные братья выросли во взаимном мире да согласии и перепортили совместно всех девиц в округе, отчего список личных врагов увеличился вдвое. Вот такая вот, блин, дружба семьями!    Итак, совместными любвеобильными стараниями моих пращуров перечень врагов почти полностью совпадал с переписью населения, включая не только крупные родовитые представительства, но даже мелких, забытых в официальном подсчете дворянчиков.    Папа с дядей усовершенствовали и дополнили неприятельский учет семьями священнослужителей, королей да прекрасных колдуний, а также, не обременяемые расовыми предрассудками, не обошли вниманием и высокородные кланы нечисти. В черный список попали эльфы, друиды, оборотни, вампиры, один вид неизвестного названия, пара людоедов и даже суккубы! Как им такое удалось провернуть, ума не приложу! Знаю одно: все, до чего не добрался папа, стало жертвой дяди! Поэтому там, где меня не прибьют, четвертуют Вика, и наоборот.    А потом наши предки женились и остепенились. Слабо верится, но факт.    Мои скорбные размышления прервал портрет. Точнее это было изображение удивительно красивого, черного с рыжевато-красным отливом дракона, благодушно, словно на троне, сидящего у пещеры в горах на фоне потрясающего пейзажа. Желтые прищуренные глаза ящера хитро и озорно блестели, временами, казалось, лукаво подмигивая. Весь его бесстыже-наглый и одновременно торжественно-благородный вид завораживал, вселяя уважение и восхищение.    -- Нравится? -- тихо спросил подошедший управляющий.    -- Красивый.    -- Полностью согласен! -- выдохнул Виктор. -- Он великолепен!    -- Кто? -- опешила леди Каракурт. -- Здесь же пустая стена!    -- Они видят дракона, -- пояснил Артур. -- Только истинные потомки Аргелла могут видеть своего родоначальника.    Так вот он какой, зачинщик всей этой катавасии! И все-таки обаятельный, гад! Словно в ответ на мои мысли дракон на картине подмигнул и улыбнулся, а медальон стал чуть теплее.    -- Итак, теперь вы верите в происхождение своего рода? -- вкрадчиво уточнил господин Семину.    -- Не совсем. У меня еще пару вопросов.    -- Я слушаю, -- обреченно вздохнул придворный лекарь.    -- По достижении его отпрыском двадцати одного года князь, получается, утрачивает право на трон. Так?    -- Не совсем. Князь правит сколько ему заблагорассудится, а дети по достижении совершеннолетия считаются официальными наследниками. Вас, кстати, должны были нам представить в ближайшее время. А очередь следующего господина приходит тогда, когда предыдущий уступает место главнокомандующего. При этом право владения остается за всем семейством, а право управления только за властвующим Драконом.    -- Тогда почему на зов не откликнулись отцы?    -- Возможно, они слишком заняты и не услышали, -- пожал плечами Артур. -- В таком случае престол автоматически перешел к вам.    -- Несостыковка, -- буркнула я, но перед глазами уже стоял тот пергамент из Витькиного кабинета.    -- Все в порядке, Свет, -- поморщился Вик. -- Ты что, забыла, что сейчас горячий сезон? Нашим предкам даже в туалет некогда сходить!    При упоминании о сантехнике в душе шевельнулся образ старого знакомого из кабинки номер три.    А ведь братишка действительно прав! Наши отцы совместно открыли туристическую фирму и с наступлением "горячего сезона" пропадают там с утра до ночи. Что-что, а им вправду некогда разбираться с фамильными проблемами! Придется согласиться. Выходит, тот загадочный князь -- мой отец, а я -- наследница, со всеми вытекающими из этого последствиями. Вот повезло так повезло! Хоть вешайся от радости! Но кто же тогда те ультиматисты? Э нет! Так быстро подписываться на неприятности не стоит!    -- Артур, а есть какие-нибудь испытания на истинность князя?    -- Собственно, четыре из них вы уже успешно прошли.    -- Какие? -- опешила ваша покорная слуга.    Блин! И когда успела?!    "Мои поздравления! -- гадостно прошипело подсознание, свернувшись компактным комочком внизу живота. -- Еще чуть-чуть, и ты возьмешь первый приз в номинации "Козел отпущения"! Давай! Дерзай!"    Мозги слаженно матерно согласились.    Надо срочно что-то предпринимать!    Придворный маг вежливо подождал, когда мой взгляд снова сфокусируется на нем, и начал атаку:    -- Начнем с фамильного сходства. Надо отметить, вы очень похожи на отца.    Ладно, против этого действительно не попрешь. Что еще?    -- Вас признали медальон и Призрачные Гончие, которые веками натренированы преследовать и истреблять род Драконов.    -- Погодите, а разве они чувствовали меня, а не камень?    -- Вначале так, но постепенно призраки настраиваются на вас, так как ваша кровь и медальон -- вещи одного порядка.    -- А Вик? Он же тоже Драко. Они его чувствуют?    -- Естественно, но следует также учесть, что именно его предки создали Гончих, поэтому они чуют его еще и как хозяина.    -- Значит, я могу ими управлять? -- встрепенулся братишка.    -- Не стоит обольщаться, молодой человек, власть над ними вы получите только тогда, когда восстановитесь на троне своего княжества, а оно также захвачено. Поэтому до этих пор Гончие с превеликой радостью прибьют за компанию и вас.    -- И кто же управляет моими холопами? -- хмуро вздохнул Виктор.    -- Михей эль Туцир.    -- Вот за кого надо было выходить замуж! -- скорбно вздохнула леди Каракурт.    Вот не поворачивается у меня язык назвать ее "леди Драко"! Никогда не признаю этот брак!    Общий враг -- это хорошо! Это двойные неприятности на его пятую точку! Хотя Вик утверждает, что с таким недругом, как я, противнику гуманнее будет застрелиться самому.    -- Мэтр, -- осторожно спросил брат, -- а вы можете мне объяснить, почему я так странно сюда попал?    -- А как, если не тайна?    -- Я спрятался в кустарнике. Внезапно земля под ним разверзлась, оттуда, словно змеи, выползли корни и обвили мои ноги. В общем, это газонное насаждение с опытом заправского людоеда сожрало меня на глазах у подъехавших рыцарей.    И снова мне вспомнилась коррида в туалете. Кажется, у меня появился пикантный секрет, если, конечно, магистр не проболтается. Что странно, кости целы и висок не болит! Память тоже вроде бы в порядке. Артур проследил машинальное движение моей руки к голове и улыбнулся:    -- Очевидно, княжна успела активировать переход, поместив медальон в ту стихию, где его нашла. В вашем случае в воду.    -- Это я уже знаю, -- поморщился Вик. -- Мне интересно, есть ли в этот мир переходы попроще?    -- В первый раз всегда как получится, -- ободряюще похлопал его по плечу управляющий. -- У вас, надеюсь, сомнений по поводу вашего происхождения не возникает?    -- Нет, -- широко улыбнулся Вик. -- У меня меньше проблем с населением, поэтому так настойчиво отпираться не стоит.    -- Где это меньше?! Над списком работали оба рода! А расхлебывать мне одной?!    -- Так вы признали?! -- радостно подпрыгнул управляющий.    -- Нет!    -- Правильно, Света, все отрицай! -- подбодрил Витька.    -- Но вы увидели дракона!    -- И что с того? Может, это мои глюки!    -- Ваша фамилия говорит сама за себя!    -- Простое совпадение!    -- Хорошо, -- вздохнул придворный маг, -- тогда будьте так любезны пройти три оставшиеся испытания.    -- С удовольствием! -- в тридцать три зуба плотоядно оскалилась моя природная вредность.    -- Соблаговолите пройти за мной, -- деловым тоном попросил управляющий и направился прочь из галереи.    Мы вошли в просторную комнату, облицованную серым с серебряными прожилками мрамором. Неровный пол образовывал в центре низину, от которой во все стороны шли желобки в четыре угла, в которых на невысоких стеклянных столиках хранились различные предметы. Прямо посередине углубления возвышался постамент с книгой.    -- Это Проверочный зал для отпрысков Дракона, -- объявил Артур, останавливаясь возле каменной подставки. -- Старайтесь не наступать на канавки и не становитесь в центр. Уважаемая испытуемая, возьмите, пожалуйста, в руки книгу, раскройте и прочитайте, что вам уготовано.    Огромная красная книга, словно только и дожидаясь последних слов управляющего, практически сама скользнула в протянутые руки, раскрывшись почти посередине. Как ни странно, она весила совсем ничего, хотя казалась внушительной. Пустые страницы стали постепенно наливаться багряными строками, составленными из витиеватых букв.    Дай крови мне твоей напиться!    И я скажу тебе в ответ,    Что ждет тебя, краса-девица,    Чрез миг, а может, десять лет.    -- Поздравляю, -- послышался над ухом голос придворного лекаря, -- вы только что прошли пятое испытание. Книгу могут взять в руки только потомки Дракона. Там дальше что-то про кровь говорится? Так?    -- Да, а откуда вы знаете?    -- Во-первых, я маг, а во-вторых, эти слова читают уже не одно поколение Драко. Будьте любезны, безымянный палец вашей левой руки.    С этими словами он проколол мою подушечку длинной медицинской иглой. Небольшая капелька крови появилась, осмотрелась и, не впечатлившись, похоже, представшим зрелищем, скрылась обратно. Все мое нутро рефлекторно сжалось. Обычно в такие моменты медики, берущие анализы, накидывались на мой палец с жадностью вампира, ковыряли несчастную ранку с энтузиазмом бормашины по пять раз и выдавливали злополучную дозу так, что из кабинета вашу покорную слугу выносили вперед ногами.    -- Шестое испытание пройдено.    -- Как? -- не поняла я, ожидая худшего.    -- Ваша кровь ушла обратно.    -- Но ведь свернуться может абсолютно любая! -- запротестовал во мне скептицизм ученого.    -- Да, -- подтвердил управляющий, -- но не каждая может вот так!    С этими словами он взял мою руку, прошептал что-то над проколом и попросил поместить палец над чашевидной впадиной в центре постамента, на котором держалась книга. В ту же секунду из ранки брызнула под напором струйка крови, мгновенно впитываясь в серый камень.    Через минуту на полу во впадине, где стоял постамент, появилась алая лужица.    -- Теперь ваша кровь покажет внутренние способности своего хозяина, -- тихо провозгласил Артур Семину. -- Смотрите внимательно, в какую из четырех сторон она направится. Если в угол, где стоит меч, значит, человек по природе воин и полководец. Книгу в соседнем углу выбирают ученые и маги, чашу, обвитую змеей, -- лекари и хитрецы, а кудель означает хранителя семейного очага, правда, мы сие трактуем уделом жены для женщин и отцов да ремесленников у мужчин. Испокон веков ваши предки выявляли таким образом свои скрытые возможности, занимая наиболее подходящее место.    Тем временем, перестав увеличиваться в размерах, лужица равномерно распределилась вокруг постамента и замерла, словно задумавшись, потом взяла и ПОПОЛЗЛА ВВЕРХ, в сторону книги! Когда первый ручеек был уже на полпути, одновременно, словно спохватившись, противоположно друг другу от общего сбора отделились еще две струйки и потекли вопреки всем законам физики к мечу и чаше.    -- Невероятно! -- пробормотал придворный маг, наблюдая, как моя кровь тихо и методично карабкается вверх по склону желобка.    -- Я тоже думаю, что насчет воина она здорово ошиблась! -- скорбно согласилась ваша покорная слуга.    Нашли терминатора в латах! Я же вашим рыцарям даже до пупка не достану!    "А ты бей, куда дотянешься!" -- посоветовало левое полушарие.    "А потом беги, беги куда глаза глядят и со всей мочи!" -- прошипела женская интуиция.    -- Нет! -- возмущенно мотнул головой Артур. -- Фантастично то, что она выбрала одновременно три направления, а не одно, как все нормальные до нее.    "Все не как у людей!" -- вздохнула правая половина мозга.    "Зато смирись с невозможностью быть главной! -- возрадовалось левое полушарие. -- Даже высшие силы утверждают, что удел хозяйки -- наука! И я, как самая рациональная из нас двоих, здесь первостепенная! Так что прими и угомонись!"    "Вот погоди! Влюбится хозяйка, тогда посмотрим кто кого!"    "Заткнись и не каркай!" -- вдруг огрызнулась левая половина.    "Ты же не веришь в приметы!" -- ядовито отозвалась правая.    "Не верю", -- согласилась аналитическая половина мозга.    "А зря! -- вдруг ехидно пропело правое полушарие. -- Смотри, куда последние капли поползли!"    "ЧТО?! -- раненым лосем взревело с другой стороны. -- Ты ЧЕГО нам НАКАРКАЛА, ГАДИНА?! ВЕДЬМА! ЭЙ, ЭРИТРОЦИТЫ! НАЗАД! ПРОЧЬ! КЫШ ОТ КУДЕЛИ! КЫШ ОТ КУДЕЛИ, КОМУ ГОВОРЮ?! Нам еще научные труды ваять! И ВООБЩЕ ЖИТЬ И ЖИТЬ!!!"    -- Это еще что такое? -- опешил наш гид, провожая взглядом кокетливо виляющую четвертую струйку. -- Это какой-то бред! Вы не можете быть одновременно всеми! В лучшем случае два сочетания, но никогда все четыре!    -- А я могу протестироваться? -- тихо спросил Вик, не в силах сдержать улыбку.    -- Да, конечно, -- растерянно кивнул придворный маг, глядя на застывшие алыми ленточками струйки крови, безапелляционно обвившие подставочки с облюбованными ими предметами. Теперь они напоминали гибких, довольных жизнью котят. -- Давайте ваш палец.    Словно сговорившись с моей, кровь Виктора повела себя точно так же.    -- Глазам своим не верю! -- выдохнул придворный маг. -- Что здесь вообще происходит?!    -- Поколение некст, -- довольно улыбнулся новоявленный Драко, демонстративно облизывая палец. -- Скорее всего, за столько поколений произошло накопление всего самого лучшего.    "Или худшего!" -- машинально поправило левое полушарие генетический прогноз.    -- А какое седьмое испытание? -- раздался за спиной заинтересованный голос леди Каракурт.    Нет, эта своего не упустит!    "Слышь, хозяйка, а давай ее все-таки тюкнем где-нибудь втихаря? -- прошипело левое полушарие. -- Эта дама до добра не доведет!"    "Поддерживаю!" -- вдруг согласилась правая половина.    Может, внять совету? Мозги редко когда бывают ТАК солидарны!    -- Княжне, как поборнице справедливости, надо одержать верх над оборотнем в каменном колодце на дне замка, -- безмятежно ответил управляющий.    -- Что?! -- опешила я.    Все-таки надо было внять совету!    "Поздно уже!" -- вздохнули слева.    -- Мы на такое не договаривались!    -- Когда вы изъявили согласие официально пройти все испытания, вы заключили словесный уговор. Если теперь вы его разорвете, то умрете.    -- Блин! Да я и так умру! Я вам кто, Рембо?    Леди Каракурт скептически окинула меня взглядом и безапелляционно изрекла:    -- Не знаю, про кого она лопочет, но в доспехах ваша княжна утонет, а кольчугу может вместо платья носить! Похоже, я скоро стану вдовой!    -- Типун тебе на язык, паучиха белобрысая! -- фыркнул Вик. -- Мне она нужна живой!    -- Это какой-то кошмар! Витя, ущипни меня!    -- Да не волнуйтесь вы, -- успокаивающе потрепал меня по плечу Артур. -- Вы же настоящая княжна и размажете противника одной левой. К тому же у нас как раз и оборотень в плену есть!    -- Да, Свет, -- поддакнул братишка, не в силах сдержать улыбку, -- порви его, как тузик грелку!    И этот туда же! Может, он действительно враг, раз так радостно подзуживает?    Честно говоря, сражаться с оборотнем желания не было никакого. Я уже сама готова поверить в то, что являюсь ее светлостью княжной Драко из рода воинов-Драконов. Более того, склонна даже возглавить армию и убить того злопыхателя, как его там, только бы не оказаться в двадцатиметровом каменном колодце, диаметром в десять метров, наедине с голодной зверюгой! И почему я такая недоверчивая?! Другие веками пытаются обосновать свою принадлежность к дворянству, а мне, видишь ли, аргументы подавай! Все! Не хочу больше доводов! На все согласна, только отпустите домой!    Тем временем придворный маг с сияющей улыбкой посторонился и жестом предложил мне прошествовать к двери. Кажется, еще чуть-чуть -- и я поверю в бред, что вежливость действительно берет свое начало с древних времен, когда мужчины пропускали женщин в пещеру первыми, на случай если в оную в отсутствие хозяев забрела какая-нибудь тварь. Кто кого по сюжету должен был схарчить, история умалчивает, но вот то, что некоторым дамам палец в рот не клади, явный намек на естественное приспособление к трудным условиям.    Вик безмятежно спускался по крутой лесенке рядом, беззаботно насвистывая что-то а-ля "Вперед, чемпион!". Внезапно путь нашей скорбной процессии преградила высокая худая фигура.    -- Знакомьтесь, ваша светлость, -- улыбнулся Артур, указывая на хмурого тощего старца с каменным лицом. -- Это Литавр, ваш оружейник. Он поможет подобрать меч.    Блин! А я уже обрадовалась, что нам что-нибудь помешает!    -- Прошу, -- угрюмо пригласил старик в открытую боковую дверь.    Оружейная была довольно просторной комнатой, уставленной стеллажами с различными мечами, кинжалами, ножами, секирами, булавами, копьями. На стенах, словно картины, висели разнообразные по форме щиты с моим гербом. Была здесь, правда, и пара иных рисунков, как понимаю, для приведения противника в недоумение.    Итак, что же подобрать для милого сердцу друга, дожидающегося в колодце? Всевозможной конфигурации шипастые и гладкие булавы лучше подходят для ближнего боя и с равным по силе противником. Так как мощи у зверя хоть отбавляй, а эти слитки железа безумно тяжелые, то надо выбрать что-нибудь полегче.    Взгляд остановился на копье. "С рогатиной на медведя", -- проскользнула в голове ассоциация.    "Стоп! -- оживилось левое полушарие. -- А ведь это мысль! Почему бы нам, хозяйка, не действовать с копьем по тому же принципу?"    -- Даже с самым облегченным и укороченным копьем госпожа не развернется в колодце, -- спокойно предупредил Литавр, видя мою протянутую руку. -- Смею рекомендовать серебряный меч.    Насколько помню, плотность железа меньше, чем у этого благородного металла, а следовательно, мое блестящее орудие убийства будет еще тяжелее, чем полновесная сталь! А кроме того, представленные на обозрение двуручники были в среднем полтора метра!    "Не горюй! -- ехидно хрюкнуло левое полушарие. -- Ты их выше на целых семь сантиметров!"    "Семь -- это хорошее число!" -- поддержало правое.    Да идите вы обе! Засунули в неизвестный мир, сделали козой отпущения, женили на стерве, натравили на оборотня и теперь еще издеваются!    "Это не мы!" -- злобно отозвались изнутри.    Молчать, пока зубы торчат!    "Ну смотри, хозяйка, -- философски откликнулось левое. -- Зубы-то твои!"    У-у! Как я зла! Кому же на земле сейчас хуже, чем мне?    -- А могу я взять арбалет?    -- Увы, госпожа, -- грустно улыбнулся Артур. -- Это против правил испытания, только оружие ближнего боя, но, если вас это успокоит, ваш брат может взять арбалет и подстраховать сверху.    -- Я стрелять не умею, -- признался Вик. -- Точнее умею, но грешным делом могу пристрелить Свету.    -- К тому же надо помнить, что расстояние маленькое, а стены колодца рикошетят, -- хмуро буркнул Литавр, доставая с нижней полки огромный клинок.    -- Я возьму лук и подстрахую! -- все же решил братишка.    "Лучше сразу ее пристрели, Робин Гуд! -- фыркнуло левое полушарие. -- По крайней мере, время сэкономишь и хозяйка мучиться не будет!"    -- Я подожду вас наверху. -- Леди Каракурт повернулась к двери.    Да уж, снайпер из друга, мягко говоря, никудышный. Может, написать на всякий случай завещание? Даже если оборотень не загрызет, Вик меня точно случайно укокошит, и что обидно: из лучших побуждений!    Пока мы потерянно топтались в центре комнаты, Литавр с Артуром, мирно переговариваясь, инспектировали запасы предков. Наконец оружейник вздохнул и вытянул из закромов длинный серебряный клинок с изящной черненой рукоятью, которую венчала то ли зеленая стекляшка, то ли настоящий изумруд.    -- Вот, -- протянул мне находку старик, -- женская модель, облегченный вариант.    Не знаю, что они там облегчили, но меч из моих рук мертвым грузом рухнул на пол, оставив в дубе внушительную засечку.    -- Извините.    Управляющий с хранителем горестно вздохнули, наблюдая, как я пытаюсь отодрать свое грозное оружие от пола. Артур повернулся к оружейнику и тихо, чтобы никто не услышал, зашептал:    -- Литавр, будьте добры, помогите госпоже донести оружие до места усекновения в целости и сохранности.    Угу, а там торжественно вручайте! Я благополучно сама зарежусь! Лучше бы этого не слышала! Наверное, в компенсацию дальнозоркости природа наградила меня прекрасно развитыми остальными четырьмя чувствами.    Старик хмыкнул, поднял с пола меч, словно какую-то игрушку, и побрел к выходу.    -- Идемте, госпожа, -- бросил он, -- я вас провожу.    Стараясь не думать, кто кого усечет, я поплелась за ним.    На душе скребли не кошки -- пантеры! Если бы они могли принести хоть какой-то вред, я бы давно лежала в луже крови на лестнице, по которой мы медленно и методично спускались.    Внезапно желудок взвыл не хуже оборотня, заставив испуганно подпрыгнуть шедшего впереди Литавра. Озабоченный проблемами хозяйки орган успокоился, но внутри поселилось противное ощущение. С каждым шагом под ложечкой начинало сосать все сильнее и сильнее. К горлу подкатила тошнота.    Все! Хватит! Весь организм сопротивляется! Так чего же я его насиловать буду?! Все! Я кончаю играть в эти игры! Отпустите меня домой!!! Я хочу проснуться!    Старик, почувствовав, что за спиной никто не хлюпает носом, обернулся и смерил меня спокойным взглядом.    -- У вас пути назад нет, -- вздохнул он, -- и это не сон. К тому же мы уже пришли. Остался еще один этаж.    -- Я не пойду!    -- Вы согласились пройти испытание, и залог того -- жизнь. Все, кто отказывались, умирали на месте мгновенно. Погибнув в этом мире, вы исчезнете и в том. Я не шучу и не лгу. Подумайте. Если вы не сделаете шаг вперед, то мы вас больше никогда не увидим.    -- Это бред!    -- Взгляните на ваши руки. Видите бледно-розовые рубцы на кистях? Если вы остановитесь, ваши вены сами вскроются и кровь ни при каких обстоятельствах не свернется. Ох, юная княжна, лучше б вы сразу согласились с тем, кто вы есть! Мы не хотим вас терять, вы наша последняя надежда.    -- Тогда почему Артур позволил мне согласиться на испытание?    -- Он, старый дурак, просто в вас верит, -- горько вздохнул оружейник и, помолчав немного, добавил: -- И я, могильный пень, почему-то тоже.    Затем сплюнул и пошел вниз. Нет, после таких слов трусить почему-то мерзко и противно. Хм. Раз я Драко, может, мне действительно повезет? А?    Чуть не закричав: "Подождите!", я попрыгала через ступеньки за проводником. На мгновение показалось, что он обернулся и улыбнулся, но только на мгновение. Розовые рубцы, как ни странно, исчезли!    Наконец мы остановились около дубовой двери. Литавр сочувственно посмотрел на меня и перекрестил.    -- Как только открою, -- тихо сказал он, протягивая меч, -- быстро заскакивайте.    Рыцарская игрушка снова заставила своего нового владельца согнуться почти пополам. Всегда знала, что махать мечом не хахоньки, но чтоб до такой степени! Проводник проследил за моими потугами поднять оружие и тяжко вздохнул:    -- Вы скоро?    -- Одну минутку! -- пропыхтела я, хватаясь за рукоять обеими руками.    -- Ну так я открываю?    -- Стойте! А где гарантия, что тварь не стоит под дверью и не караулит?    -- Ее нет, -- покачал головой старик. -- Поэтому я и прошу вас, госпожа, вбежать быстро, чтобы я успел закрыть за вами.    Вот такая перспектива ой как не нравилась! Лучше бы вместо меча было копье -- крепкое, длинное и надежное! Однако мой подданный почему-то ждать, пока я соберусь с духом, был не намерен, нервно теребя ключи, он поглядывал уже с нескрываемым раздражением. Рубить таким длинным клинком бесполезно. Сил не хватит не то что замахнуться, но даже поднять. Эх, Света, Света. Самое время вспомнить свои плюсы, если хочешь жить. А чем похвастаться?    Ну, плаваю отлично и в любой воде, разбираюсь в ядах и лекарствах, шустрая, но этим оборотня не удивишь. А вот с копьем мы бы, может, еще поборолись... наверное. И меня осенила блестящая идея. Если положить лезвие плашмя на ладонь левой руки, а правой взяться за рукоять, то клинок станет действовать по принципу гарпуна с устойчивым фиксированным прицелом. Теперь, если оборотень решит прыгнуть прямо в дверях, сразу напорется на серебряное оружие. О том, что будет, если не получится, лучше не думать.    -- Давай, -- приготовилась я, встав напротив двери.    Держать меч таким образом было гораздо легче.    Более идиотского па, а точнее стойки, поди, никто никогда не видывал. Если бы рядом оказался хоть кто-то, сведущий в оружии и драке, то либо лопнул бы со смеху, либо сгорел от стыда. Старик вздохнул и отомкнул замок. Послышалось сдавленное рычание.    Мне повезло. Зверь действительно стоял напротив, подобравшись и приготовившись к прыжку. Вздумай он встать около стеночки у двери -- и битва в девяти вариантах из десяти была бы проиграна, еще успев начаться. Хотя она и так в девяти из десяти была не в мою пользу.    Узрев направленный на него клинок, оборотень передумал нападать сразу. Сзади щелкнул замок двери. Теперь мы были один на один. Волк это понял и снова зарычал. Он был крупнее своих собратьев, но не такой огромный, как в легендах, грязный, растрепанный, с жадными, голодными глазами. Но страх, от которого должны бы подкашиваться ноги, голодная животина не внушала, видно, я уже перебоялась, и теперь на место ужаса пришло желание скорее со всем покончить. Поняв это, противник замолчал и внимательно уставился на меня.    Он изучал врага. А точнее его возможности. Ждал, когда тот начнет двигаться и тем самым проявит свою неповоротливость либо, наоборот, прыть. Какой-то дальней частью своего сознания я ощутила это и осталась стоять неподвижно. Пусть гадает. И боится.    -- Ну что, серый? -- стараясь говорить как можно мягче и распевно, начала я. -- Скучно тебе тут?    Где-то слышала, что человеческая речь гипнотизирует пантеру. Может, с оборотнями это тоже происходит? В любом случае, болтовня сбивает концентрацию неопытного противника.    -- Оба-на! -- послышался сверху довольный голос Виктора. -- Она избрала самую верную тактику!    -- Какую? -- заинтересованно спросил Артур.    Скорее всего, они наблюдали сверху. Оборотень насторожился и вслушался, но, как и я, не стал задирать голову, чтобы посмотреть.    -- Уболтать врага до смерти! -- рассмеялся парень.    Да, Вик, в этом ты прав! Сие я могу, но зверь, очевидно, принял слова за шутку и презрительно хмыкнул. А напрасно!    -- Послушай, -- тихо произнесла я, стараясь сделать интонацию монотонной и усыпляющей, -- я не собираюсь убивать тебя только для того, чтобы доказать принадлежность к какому-нибудь роду. Я слишком ценю жизнь, чтобы так с ней обращаться.    По сути это было правдой. Оборотень то ли понимал слова, то ли уловил суть намерения, но он сел и склонил голову набок, став похожим на простую, сильно недокормленную, домашнюю собаку.    -- Давай договоримся.    Противник моргнул, задумался и кивнул.    -- Ты можешь говорить в таком виде?    "Собака" отрицательно покачала головой.    -- Тогда даю честное слово, что не трону тебя во время превращения.    Оборотень внимательно всмотрелся в мои глаза, словно сканируя душу, и наконец удовлетворенно хмыкнул. Затем отошел к стенке, встал на задние лапы, которые тут же стали утолщаться, приобретая человеческие формы, грудная клетка расширилась, голова сплюснулась, когти втянулись в пальцы. И вот на месте противника стоял грязный мужчина, почти юноша.    -- Ну и что ты хочешь мне предложить? -- хрипло спросил он и откашлялся, прочищая горло.    -- А чего ты хочешь? -- уточнила ваша покорная слуга и тут же вспомнила, что стою перед противником в одном бикини, который в этом мире вообще за одежду не считается! Вот блин! Да что же за день такой?! Еще проблем с озабоченными нелюдями не хватало! Ну спасибо, брат, удружил!    "Хозяйка! -- всхлипнуло правое полушарие, защищая Вика. -- Ну кто же знал, что тебе сегодня Конана-варвара придется разыгрывать?!"    Тем временем собеседник, следящий за моим мысленным диалогом горящими глазами, вдруг улыбнулся и пожал плечами:    -- Вообще-то лучше свобода.    Улыбка была приятной, как, в принципе, и голос. Противник, как ни странно, в человеческом обличье располагал к себе.    -- А почему тебя посадили?    -- Я оборотень, -- горько усмехнулся он, преодолевая свою половину камеры, -- разве это не повод, чтобы уже здесь сидеть?    -- Вообще-то нет.    -- Не слушай его! -- вдруг раздался сверху крик Вика. -- Он врет! Он людоед! Поэтому здесь и сидит!    Очевидно, в порыве Виктор забыл про взведенный арбалет, и сорвавшийся болт, дрожа оперением, вонзился у моих ног. Я вздрогнула. В ту же минуту оборотень снизу плашмя ударил ладонью по нацеленному мечу. Тот легко взвился вверх, описывая дугу и увлекая по инерции за собой держащую руку. Я потеряла равновесие и раскрылась, но пальцев не разжала.    Мужчина прыгнул, схватив одной рукой за горло, другой -- за руку с мечом, и впечатал меня в стену. В кожу впились грязные ногти, пронзив дикой болью, от которой по телу растеклась безудержная ярость, мобилизуя организм. Левой рукой я попыталась оторвать его тиски от горла, но бесполезно. Воздуха не хватало.    В ту же секунду какая-то часть моего сознания предупредила, что еще мгновение -- и чужая сила заставит разжать пальцы правой руки. А враг стоял уверенно и твердо, довольно широко расставив ноги. Решение пришло мгновенно, точнее машинально. Упершись левой ногой в стену, я сделала один из самых мощных взмахов своей правой. Берцовая кость на всех парах врезалась во что-то мягкое. Если бы там было чему хрустеть, оно бы непременно захрустело, так ласково я приложила противника! Оборотень охнул, замер и рефлекторно разжал пальцы. Что есть силы я ударила еще раз туда же и пнула ногой уже в грудь. Раз ты такая тварь, дорогой, то детей у тебя больше не будет! Это уж точно! Как профессионал заявляю!    Мужчина отлетел назад и рухнул, схватившись за причинное место. От боли он не мог даже пошевелиться либо застонать. И тут во мне проснулся гуманист! Я подошла к нему и рубанула мечом по шее, чтоб не мучался. Голова отлетела прямо к распахнувшейся двери.    На пороге стоял бледный Виктор. Грудь его часто вздымалась и опускалась. Очевидно, спуск по крутой лестнице вниз на пять этажей он преодолел за эти секунды, в руках он сжимал длинный тонкий кинжал.    -- С тобой все в порядке? -- спросил он, наконец справившись с дыханием.    -- Да. А ты пришел добить меня?    -- Вообще-то его, -- кивнул на тело Виктор.    -- А больше арбалетом сверху не пробовал?    -- Что ты! -- вздохнул друг, словно мячик пиная вражью голову. -- Я и так испугался, что тебя чуть не убил! Из нас двоих снайпером-то всегда была ты!    Ну да. Насмотревшись вестернов, дети придумали себе забаву: играли в индейцев-каннибалов. Двоюродная сестра Виктора Женя вместе с подругами тогда несколько лет кряду не слезали с дерева, а мы за то время здорово поднаторели в стрельбе из лука и в метании различных предметов по бегущей и неподвижной мишеням.    Надо обязательно включить оружие дальнего боя в свою экипировку. Настоящий боевой лук вряд ли осилю, а вот арбалет, может, и да. К тому же кроме превосходства над луком по точности стрельбы и убойной силе у арбалета есть очевидные преимущества: он не требует долгой тренировки да твердой руки, являясь более простым в обращении. Неплохо было бы еще с верхним магазином раздобыть, да такой, чтобы не восьмью -- десятью болтами заряжался, а тридцатью -- пятьюдесятью! И желательно в минуту! Пусть будет скорострельным. Так сказать, средневековым прообразом современного автомата! Ох и размечталась я, красавица!    -- Идем к Артуру, -- тряхнула я головой, -- у меня есть пара идей.    -- Мне запастись бронежилетом и железными трусами? -- осторожно уточнил Вик, кидая взгляд на скрюченный труп.    -- Если за двадцать один год, что мы вместе, я так и не нанесла ущерб твоему генофонду, чего ты волнуешься теперь?    -- А вдруг у меня еще все впереди?    Артур стоял наверху напротив лестницы и нервно теребил мантию. Увидев нас, он радостно бросился вперед.    -- Госпожа! Княжна! Как вы? -- затараторил он. -- С вами все в порядке? Вас не укусили? Как ваше самочувствие? Вас можно осмотреть? Теперь вы понимаете, что настоящая?    -- Даже если и сомневаюсь, вслух больше высказываться не буду! Осмотрите меня, пожалуйста.    Обследование выявило пять синяков на шее, ушибленную спину, полностью синюшную правую кисть и порезанную ногтями оборотня вену. Только теперь, когда адреналин в крови стал падать, пришла дикая боль. А Артур грамотный врач, надо отметить. Что ни говори, а предки-воины явно имели голову на плечах, когда выбирали, на кого полагаться.    Лекарь первым делом промыл рану и аккуратно продезинфицировал спиртом. Наконец-то хоть что-то свое, родное! Я смотрела на прозрачную, летучую жидкость с таким умилением, что мастер оторвался на миг от своего занятия и внимательно посмотрел мне в глаза.    -- Все нормально? -- тихо спросил он, осторожно косясь на спирт.    -- О да! -- радостно кивнула госпожа княжна.    Ну как объяснить ему, что я химик? Причем будущий исследователь. В этом дорогая кровушка не ошиблась!    В его лаборатории я чувствовала себя как дома. Родные колбы, склянки, перегонные аппараты. Милая стихия! Надо будет попросить в дорожку пару жизненно необходимых реактивов.    Вошла хмурая леди Каракурт, бросила на меня мимолетный взгляд и презрительно скривила удивительно красивые губки.    -- Жива. А день так хорошо начинался! Я могла стать вдовой.    -- Артур, распорядитесь о том, чтобы отправить госпожу Ладиину домой.    -- Сию минуту, ваша светлость, -- склонил голову лекарь и потянулся к колокольчику для вызова слуг.    Внезапно новоиспеченная супруга с грацией пантеры подпрыгнула к нему и схватила за руку.    -- Нет! -- надрывно закричала она. -- Не отправляйте меня домой! Я не хочу в монастырь!    -- Не поняла.    -- Так подумай, убогая! -- сверкнула глазами благородная дама. -- После одного замужества моя рука уже никому не нужна. В нашем мире и так невест хватает! Батюшка запрет меня в монастырь, как уже испорченную.    -- Но брак же не состоялся!    -- Да какая разница! Я побывала в вашем замке, а он испокон веков числится гнездом порока и разврата!    -- Тогда уходи на все четыре стороны.    -- Э нет! Лишиться дворянского титула я не намерена! Я хочу хорошо жить, вкусно есть и спать на золотых простынях вместе с красавцем-мужем, и желательно королевичем!    -- А плойку, чтоб губки закатывать, не хочешь?    -- Мне нужно все, и побольше!!!    -- Так что ты мне предлагаешь, лечь в гроб и похорониться?!    Леди Каракурт отпустила руку управляющего и стала задумчиво нарезать круги по комнате. Наконец она остановилась и изрекла:    -- Я еду с вами!    -- Куда? -- не понял Виктор.    -- Спасать этот гнусный мирок! -- фыркнула Ладиина.    Похоже, отделаться от нее не удастся. Эх, встретить бы Гименея да его же цепью по голове! Ладно, по крайней мере, к такой язве редко какая зараза рискнет прицепиться. А там что-нибудь придумаем.    Под чудодейственной мазью лекаря раны и синяки рассасывались сами собой. Вот бы так и остальные проблемы исчезали, так нет же. Хорошо еще, что купальник высох, а то совсем бы околела. Стоп!    -- Артур, можно один вопрос?    -- Да? -- осторожно повернулся ко мне он, явно настороженный таким тоном.    -- На что вы надеялись, когда выпустили меня в одном бикини, с серебряным мечом наперевес против оборотня?    Мужчина покраснел до корней седых волос и сконфуженно отвернулся:    -- Простите, госпожа, но я совсем забыл, что вы без одежды. Еще с первой минуты нашего разговора я навел на себя морок, чтобы не смущаться, а потом с этими доказательствами все просто вылетело из головы. Простите великодушно.    -- А для остальных я в одежде?    -- Нет, -- обреченно вздохнул придворный маг, -- но я сейчас быстренько все исправлю!    Леди Каракурт презрительно хмыкнула и отвернулась. Теперь понятно, почему во время моего лечения толпы слуг преимущественно мужского пола косяками ходили лицезреть свою благородную госпожу! Вот аттракцион получился! Надо было хоть медяк за просмотр брать, тогда, глядишь, и казна бы приумножилась!    -- Артур, можно вас попросить о сапожках, у которых каблук был бы способен изменяться от тонкого и высокого до нормального? Вы не попробовали бы наколдовать?    -- Одну минуту! -- просиял маг и быстро исчез.    Через некоторое время нам принесли дорожную одежду. В особенный восторг привели широкие, как у самураев, штаны, скрывающие движения ног, и просто восхитительные сапожки на бархатной подушечке. Вот уж не знала, что здесь можно встретить классическую элегантную модель двадцатого века! Аккуратные носы, пятки и небольшие устойчивые каблучки были обиты серебром.    -- Нравится? -- тихо спросил управляющий. -- Эту обувь изготовили когда-то для вашей прапрабабки, изведшей, между прочим, почти половину мира. Она вошла в историю как одна из самых опасных представительниц рода Драко.    -- Это та, которая еще моего прапрадеда на спор соблазнила? -- тихо уточнил Вик.    -- Да, -- радостно кивнул Артур. -- Благородная госпожа Дорвана прослыла страшной женщиной. Именно она создала эту модель. Заостренная форма носов, чтобы легче бить противника, отделка серебром для усиления эффекта. Каблук по желанию может трансформироваться во что хотите, надо только представить во что и мысленно сказать: "Оп!". Следует признать, ваша прародительница знала толк в оружии.    -- Значит, это ее вещи?    -- Нет, что вы! -- смущенно улыбнулся управляющий. -- Это всего лишь копия потомкам на будущее. Видите ли, ваша прапрабабушка любила расправляться с врагами продемонстрированным вами в колодце способом, а так как носы очень острые, покрыты металлом и серебро наносит нечисти жуткие, болезненные, плохо заживающие ожоги, то к концу жизни ее недруги объединились и разорвали в буквальном смысле виновницу своих проблем на части. Сапожки же вошли в историю как самое жестокое орудие пыток и убийств, для них в те времена учредили отдельное сожжение на костре. Вы даже не представляете, скольким великим семействам они попортили возможность продолжения рода!    -- Стойте! Значит, если я в них объявлюсь, то меня сразу же четвертуют?!    -- Вы же Драко, -- спокойно пожал плечами Артур. -- Вас и так четвертуют, а у обуви серебряные застежки, поэтому снять их с ноги нелюдям будет не так-то просто. Врагам Дорваны специально для этого пришлось объединиться, да и прошло много времени. Помнить о них могут лишь современники вашей прапрабабки, а молодежи некогда копаться в музее и старых летописях.    -- Свет, соглашайся, -- не выдержал Витька. -- Прикинь, как прикольно будет наблюдать гоняющихся за тобой старых мстителей на костылях!    Что ж, по крайней мере, в них еще никого не убивали.    "Всегда есть шанс быть первыми!" -- угрюмо буркнуло левое полушарие.          Если предположить, что физически здоровый парень двадцати лет может насобирать пять килограммов черники, а физически здоровая молодая девушка -- три, то из этого вовсе не следует, что, пойдя в лес вместе, они в лесу наберут вдвоем восемь кило ягод.    Народная мудрость       Выехали мы из замка на следующий день, уже ближе к вечеру. Благодаря стараниям Артура на моих коленях лежали два свитка. Один небезызвестный черный список, а второй -- карта нашего пути с пометками, куда надо заглянуть по дороге. Сзади шагом ехал впервые севший на лошадь Вик и с интересом читал выклянченную у придворного мага историю вражды с нашими недругами.    Не мудрствуя лукаво, мы решили убить сначала Туцира, а уже потом наводить на землях порядок. Ведь, скорее всего, мелкие князьки, узнав о трагической смерти своего криминального авторитета, убоятся соваться в наши с Виком вотчины, тем более когда там объявились хозяева.    Вот только сначала надо найти, а точнее заглянуть к провидице, королеве Луары Гвиневере. Ибо эта молодая женщина единственная, кто может указать, как же на самом деле выглядит Михей и где его искать. Вот тебе и великий злодей! Наделал тьму пакости, а его внешность и место проживания никому неизвестны! Конспиратор, блин. И откуда тогда Гвиневера знает истинный облик врага? Она что, его любовница? Дочь? Мать? Сестра? И зачем ей помогать нам? Странная, непонятная ситуация. И как вести себя с Гвиневерой тоже вопрос.    Немногочисленную армию Артур убедительно попросил с собой не брать, дабы окончательно не растерять оную по дороге и не привлечь вдобавок лишнего внимания. Помня древнюю армейскую мудрость: "Не выгляди броско -- это привлекает огонь противника. Не привлекай на себя огня противника -- это раздражает людей, что тебя окружают!", мы согласились. Клятвенно заверив, что воины появятся, стоит лишь их вслух позвать, придворный маг посоветовал заручиться по возможности еще и поддержкой союзников. Собственно, а что нам еще остается, если у меня какая-то сотня, а у противника войска больше, чем в России?    Проинспектировав как следует лабораторию подданного, я добровольно-принудительно позаимствовала у него приличную горку реактивов, лекарств, ограбив даже на специальный магический перстень. Артур заклинанием невесомости сделал мой меч нетяжелым для женской руки. Что касается арбалета, то здесь столь большой и светлой мечте пришел крах.    -- Сколько?! -- выдохнул Виктор, услышав мою идею. -- Да даже у автомата Калашникова тридцать патронов!    -- Женщины! -- хмыкнул присутствующий на совещании оружейник. -- Что с них возьмешь?!    Сие меня заело, и я выдохнула страшное женское слово: "ХОЧУ!" Семену с Литавром мгновенно помрачнели и горько вздохнули. Всю ночь мужчины пыхтели, бормоча под нос нечто неразборчивое на незнакомом мне языке. Ближе к вечеру уже само мое имя стало синонимом матерного.    К утру сегодняшнего дня глас рассудка сумел-таки победить чисто женскую вредность, и мы пришли к консенсусу. Управляющий вручил мне все тот же арбалет с десятью болтами, но со съемным верхним магазином. Таким образом, перезарядка будет проходить за считанные секунды. Правда, магазинов всего три, а дальше их снова нужно будет самостоятельно заряжать, но уже в спокойной, "домашней" обстановке. Так что придется после битвы шастать по полю и собирать "патроны" или искать ближайшего кузнеца. Вдобавок ко всему вместо исходных восьми кило маг облегчил цацку до двух. И на том спасибо. Услышав благодарность, Артур с облегчением вздохнул, проинструктировал нас напоследок и поскорее выпер из замка, пока госпожа княжна еще чего не утащила или не придумала нового геморроя.    -- Эй, девка! -- окликнул меня мужик, через деревню которого мы проезжали. -- Не хочешь продать свою клячу моим псам на мясо?    Конь у меня и вправду не фонтан. Высокий, тощий, с выпирающими мослами и ребрами под всклокоченной шкурой, хромой на все четыре ноги черный жеребец. Получив сию жертву анорексии в пожизненное пользование, пришлось первым делом вычистить беднягу и накормить, правда, от этого он лучше выглядеть не стал, но заметно прибалдел под хозяйской рукой. Чтобы надеть седло, пришлось сделать в подпруге лишнюю дырочку. Однако Артур, выдавая нам этих единственных уцелевших лошадей "специальной княжеской породы", озабоченно предупредил, что мой еще и с норовом. Вот только с каким, хотелось бы знать.    Словно почувствовав, что о нем говорят, живое пособие по изучению анатомии остановилась и флегматично повернула в мою сторону голову, уставившись огромными желтыми глазами. И такое выражение было на морде, что бедную скотинку захотелось обнять и плакать.    -- Это не кляча, а боевой конь! -- решила я и дернула поводья.    Жалко стало. Хотя, что скрывать, люблю лошадей, и всегда любила, даже мечтала когда-то в детстве иметь. А это, собственно, хоть и не Сивка-Бурка, а скорее Росинант, но все-таки первое воплощение моих детских грез.    Скакун приободрился и похромал прочь от деревни очень интенсивно, желая, наверное, поскорее скрыться, пока я не передумала. Нет, не отдам, по крайней мере, пока сам не издохнет. Хотя если он и дальше так перенапрягаться станет, то ждать падальщикам, похоже, уже недолго.    В лес мы, как ни странно, вошли без эксцессов. О более быстром аллюре мечтать и не приходилось. Несмотря на то что на земле мой братишка настоящий Рембо, во всех других стихиях он жертва природы. Вика благополучно укачивает во всем, что хоть мало-мальски неровно движется. Сколько помню, все началось с детской колясочки.    -- Свет, давай остановимся на ужин, -- простонал Вик. -- Я есть хочу!    При этом мой скакун, которого я также постоянно рефлекторно, можно сказать, подкармливала, вопросительно повернул голову ко мне, как главному завхозу, и уставился жадными голодными желтыми глазами.    -- Ты же полчаса назад сгрыз кольцо колбасы! -- уже не зная, к кому из них обращаюсь, возмутилась я.    Конь-то тоже мясцом не погнушался! Ганнибал Лектор начинающий!    -- А я опять хочу! Да и черничка вон выглядывает, давай, пока не стемнело, поклюем.    Витька, как птенчик, -- кормежка каждые сорок пять минут и помногу. Куда только пища девается?    Мы отъехали от дороги и приютились на полянке. Лошадей не распрягали. Артур настоятельно рекомендовал этого не делать, заверив, что специальная походная уздечка не заржавеет, даже если кони будут в ней есть и пить, а сами животные никак от нее не устанут и не пострадают. Соорудив костер, Вик скоропостижно кинулся собирать чернику. Он ее обожает. Ладиина благодушно соизволила принести в котелке воду и тоже загорелась собирательством ягод, кинувшись вслед за парнем, как изголодавшийся василиск.    Не знаю, сколько прошло времени, но никто не возвращался. Более того, их даже не было видно и слышно. Уже и ужин приготовила, но народ не шел. И после криков тоже никто не объявился. Неужели неприятности продолжаются?    -- Кося, оставляю все на тебя! -- кивнула я жеребцу и направилась в лес.    Не знаю, может, следовало бы учесть эти хитрые прищуренные глаза, но сейчас меня волновало одно: где шляется, простите за выражение, моя компания!    Словно в ответ на злобные мысли, впереди раздался протестующий треск веток и чье-то гневное ворошение да сопение. Легки на помине! Долго жить будут!    На полянке среди черничных кустиков происходила борьба не на жизнь, а, скорее всего, насмерть или на кое-что другое. Растрепанная, запыхавшаяся и почему-то злая леди Каракурт с хваткой бывалого упыря оседлала распластанного на земле Виктора, пытаясь содрать с парня одежду и попутно затыкая чем попадется красавчику рот. Взъерошенный и ободранный Вик сопел и отбивался от нее, тихо матерясь, как заправский сапожник.    Никогда не думала, что его может вот так легко распять на земле какая-то девица! Если, наверное, и были до этого какие-то эксцессы, то уж точно обратные. А леди Каракурт тем временем бросила глупые попытки заткнуть жертве насилия рот и хищно схватилась за пряжку ремня с явным намерением во что бы то ни стало добраться до содержимого штанов. Вик вцепился в них мертвой хваткой, явно не желая сдаваться без боя. Хм, не замечала раньше за братишкой такого целомудрия.    А может, ему нравится эта эротическая игра? Ведь, насколько я знаю, растянуть в горизонтальной позе моего друга без его желания не так-то просто!    -- Развлекаетесь? -- решила я все-таки проверить версию.    В уже сгущающихся сумерках очи Ладиины полыхнули красным огнем. Никогда на женском лице еще не встречала такой откровенной ярости и ненависти! А что я такого сделала, собственно? Увидев меня, Вик облегченно обмяк на землю и расслабился.    -- Ну наконец-то! -- вздохнул он. -- Опоздай ты еще минут на пятнадцать, и я бы никогда в жизни уже не смог смотреть адекватно на женщин и на эту долбаную чернику!    Бордовая леди Каракурт вскочила и со скоростью торпеды помчалась к привалу, одарив меня предварительно уничтожающим взглядом.    -- Ну и что же ты не смог отстоять достойно свою честь? -- ухмыльнулась я, подавая Вику руку.    -- Не поверишь, -- ошарашенно выдохнул он. -- У нее силища, как у вурдалака!    -- Так, может, стоило согласиться? Был бы хозяином положения.    Друг уставился на меня, как монашка на развратника.    -- Вот не поверишь, -- оскорбленно выдохнул он, -- я не всех подряд хочу!    -- Неужели я наткнулась на единственное исключение?    -- Нет, -- буркнул Вик. -- Есть еще ты, сестрица!    А вот на полянке нас ждал сюрприз. Мой ходячий скелет, сочтя ужин бесхозным и на своем единственном попечении, благополучно вылизал весь котел. Узрев наше праведное возмущение, он попытался изобразить на ехидной морде самое искреннее раскаяние, отчего та окончательно приобрела откровенно наглое выражение. Затем конек задрал хвост и навалил приличную кучу. Это что?! Компенсация?!    Назову скотинку Злыднем!    Пришлось довольствоваться хлебом с салом и чесноком. Ладиина, как ни странно, удушливым овощем не побрезговала. Неужели не нечисть?    -- Лада, скажи, пожалуйста, -- осторожно начала я. -- Нежить в этом мире чеснок употребляет?    -- Боится, -- хмуро ответила она, продолжая жевать. -- Но не вся.    -- А какая, если не секрет?    -- Только низшая: упыри, вурдалаки всякие.    -- А бойкая?    -- Если вы обо мне, -- сверкнула глазами красавица, -- то я человек.    -- Точно? -- недобро прищурился Вик.    Леди Каракурт вздохнула и грустно закусила губу.    -- Думаю, тебе лучше признаться! -- тоном инквизитора посоветовал Вик. -- А то сдадим отцу и пусть сам с тобой разбирается!    -- Мать мою, -- злобно сверкнула глазами куколка, -- вампир совратил, оттого отец меня не ценит и вам отдал. Думал разбавить княжеские гены кровью безродной нежити, совершив таким образом месть и получив мир с князями. Кто же знал, что у Александра дочь. Я не родная, бастард. Из посторонних никто не знает, но батюшка мне каждый день об этом напоминал. А вообще, то, что крестьяне обычно называют нежитью, на самом деле просто другие расы. У здешних почему-то "нежить" синоним "нелюдя". Как будто те не дышат со всеми одним воздухом, не любят, не мечтают, не воспитывают детей и не строят планы на будущее.    Блики костра плясали на ее бледном аристократическом лице, оттеняя хорошо скрытую грусть, гнев, боль и какую-то тоску.    -- А ко мне чего пристала? -- хрипло спросил Вик. -- Неужели так дамой стать захотела?    Большие глаза гневно сверкнули, но тут же погасли. Наконец красивые губки леди дрогнули.    -- Думала, забеременею и ты, как истинный дворянин, женишься. Вернись я обратно, мой папаша в лучшем случае запрет меня в монастырь, в худшем сам приставать начнет, старый извращенец. Ну что? -- уныло хмыкнула она. -- Довольны? Можете отсылать. Я постараюсь как-нибудь это пережить.    -- Надо же, а я думала, ты меня просто ненавидишь.    -- А у меня, оказывается, уважительные причины, да? -- с издевкой вскинула бровь Ладиина.    -- Да. Назад тебе нельзя.    В течение минуты на лице баронессы отразилась целая вереница чувств. Удивление, надежда, гнев и разочарование.    -- Смеешься, да? -- с вызовом бросила она.    -- Нет, Лада, предлагаю перемирие.    -- С чего бы это? -- недоверчиво покосилась она.    -- Не знаю, может, потому, что мы волей-неволей оказались в одной лодке. Давай так: ты помогаешь нам разобраться с Туциром, а я в свою очередь позабочусь о твоем отчиме.    -- А если ты обещаешь больше ко мне не приставать, я торжественно обязуюсь убрать всех лишних наследников! -- быстро добавил Вик, откусывая приличный ломоть сала. На нервной почве он ест еще больше.    С минуту леди недоверчиво переводила взгляд с меня на Вика, а затем тряхнула головой.    -- Запоминай, -- деловито начала она. -- Их трое. Все мужчины в расцвете лет, официально мои родные братья. Глупы, но очень сильны. Остальное -- по обстоятельствам.    -- Значит, по рукам? -- уточнила ваша покорная слуга.    В красивых глазах мелькнули веселые, озорные искорки.    -- По рукам, муженек! Ты мне приданое, я тебе прикрытие!    -- А от вампира у тебя больше никаких побочных качеств нет? -- предусмотрительно нарушил идиллию Вик. -- Ну там лунатизм, перекус человеческой кровью по ночам, еще какие-нибудь милые женские штучки?    Но ответить девушка не успела. На поляну, опираясь на посох, вышел высокий тощий путник, чье лицо скрывал глубокий капюшон.    -- Мир вам, странники! -- провозгласил он.    -- И тебе, старче, также.    -- Разрешите обогреться у костра.    Да кто тебе мешает? Грейся на здоровье, вот только ты мне не нравишься, дяденька! Вик, не один год изучавший натуру своей ближайшей подруги, покосился опасливо, словно прочитав мои мысли. Что ж, с него станется. Иногда, кажется, я сама его думы, как в раскрытой книге, вижу. Ничего не подозревающий старик спокойно громыхнул костями у огня, но устроился так, чтобы остаться в тени.    Леди Каракурт задумчиво посмотрела на меня. Что, это уже коллективная фобия?    -- Знаете, дяденька, мы, пожалуй, уже тронемся, -- улыбнулась я, запихивая котелок в сумку.    -- Да, -- спохватился Вик и направился к своему коню, -- и так засиделись.    -- Костер оставляем вам, -- лучезарно улыбнулась Лада, помогая Вику вскарабкаться на коня.    Сама она, так же как и я, в седло заскакивала почти машинально. Видно, здесь это входило в образование. Вот, наверное, почему мои родители поддержали детское желание научиться "скакать на лошадке" и так отчаянно пытались уговорить Вика! Зря братец отказался!    -- Никуда вы не поедете! -- Старик резко вскочил и громко свистнул.    В ту же секунду на поляну выскочили около тридцати хорошо сложенных высоченных мужчин, аккуратно беря нас в кольцо. Здравствуй, неприятность! Давно не виделись!    Мой конь презрительно фыркнул и легонько куснул за коленку, словно приглашая сесть.    -- Вы что, разбойники? -- осведомилась Лада, вдевая ногу в стремя.    -- Так у нас ничего нет! -- тоном прижимистого хозяина предупредил современный бухгалтер.    Фу, кажется, все готовы.    -- Нет! -- ухмыльнулся старик, скидывая капюшон. Елки! Его глаза светились, как два фонарика. -- Нет, князь Драко, мы -- твоя смерть!    Ноги сами рефлекторно ударили по бокам коня, пуская в галоп. Мой скакун ехидно заржал и попытался изобразить свечку. Не вовремя, скажу вам по секрету. Мужики кинулись на нас, и в эту же секунду лошади сорвались с места и понеслись со скоростью ракеты.    Подмятый под копыта старик взревел от боли и попытался цапнуть когтистой лапой моего скакуна за хвост. Я обернулась. Мама дорогая! Мужики трансформировались в волков и готовились к прыжку. Сердце сделало рьяный кульбит и поздоровалось с пищеводом. Голодный желудок взвыл дурным голосом, и в ту же секунду ему ответил один из оборотней!    Не знаю, что он хотел своим воем сказать, но знакомиться со сладострастно уставившимся вдруг на меня мужчиной желания нет!    -- Скачи, коняшка! -- не выдержала я, наблюдая, как седовласый путник превращается в огромного мускулистого зверя с двумя полноценными рядами отнюдь не старческих белых клыков.    Мой доходяга истерично взвизгнул и стартанул за вырвавшимися вперед спутниками с резвостью жеребенка.    Волки взвыли и бросились следом. Теперь было по-настоящему страшно! Удивительно, но первым в нашей компании несся мой хромой на все четыре ноги жеребец, далее сильная, полноценная кобыла Виктора, обогнавшая призового скакуна Ладиины на целых два корпуса.    Все еще пребывая в шоке от данного открытия, я обернулась. М-да, по круглым глазам попутчицы и ее коня смею предположить, что до сих пор тот отсутствием резвости не страдал! С другой стороны мерно колыхался уже зеленый Виктор, постепенно сползая набок.    -- Держись, солдат! -- Я притормозила и подтянула друга в седло.    -- Свет, больше не могу! -- еле сдерживая рвущийся наружу ужин, выдохнул он.    -- Скажи это им! -- кивнула я.    Вик мельком обернулся, и лицо его приобрело вдобавок ко всему еще и бледно-серый оттенок.    -- Как пришпоривать коня? -- быстро уточнил он, моментально забыв о желудке.    -- Ножками, брат, ножками! -- крикнула я, выруливая на лесную дорогу.    Почувствовав под копытами утоптанную почву, мой рысак ускорился еще сильнее! Ладиина перегнулась, хлестнула плетью Витькину лошадь и пришпорила свою. Волки отстали где-то за поворотом, но, судя по звукам, не сдавались.    Внезапно впереди послышалось странное громыхание, а уже через секунду на нас неслась огромная, запряженная четверкой лошадей свадебная карета! Посреди ночи! В лесу! И кому же это дома не сидится?!    Словно в ответ на мои мысли из окошка выглянула довольная женская головка и с интересом посмотрела на поравнявшегося с ней Виктора. В этот момент желудок серо-буро-малинового братика сделал отчаянный кульбит и предательски выплеснул содержимое. Дама завизжала так, словно ее режут, летящий ужин торжественно впечатался в стенку кареты и слегка повстречался с фатой.    Что ж, говорят, если птичка пометит, то это к счастью и деньгам. Может, и этой паре суждено грести золото лопатой, если, конечно, кучер отскребет кое-что другое от дверцы.    В этот момент за спиной раздался уже знакомый истерический визг и сдавленный волчий вой. Это свадьба врезалась в нашу стаю и, похоже, придавила каретой пару особей.    -- Так им и надо! -- сверкнула глазами Ладиина, пришпоривая коня. -- Нечего в первую брачную ночь носиться по лесу как угорелые!    В этот момент Злыдень тонко заржал и прибавил ход. А вот теперь стало по-настоящему жутко! Мой скакун рассекал по дороге так, что все окружающие предметы слились в одну смазанную кривую! Я отпустила поводья и доверилась интуиции животного. Уже краем глаза заметив, как подрываются сзади две черные точки...    Конь остановился почти мгновенно, едва не выбив с седла. Сзади тихо и мирно сползали со своих скакунов Вик и Лада.    -- Ну что? -- сгибаясь от приступа тошноты, спросил братишка. -- Оторвались?    -- Вроде бы. По крайней мере, я ничего не слышу.    -- Вот только где мы? -- жалобно огляделась Ладиина. -- Я этих мест не знаю.    -- А ты что, знаешь все деревца в стране? -- не выдержал Вик, осматривая стройные ряды сосен, окружающих поляну.    В ту же секунду уцелевшие остатки пищи подоспели из желудка к горлу друга, и его снова вырвало. Итак, что мы имеем: глубокая летняя ночь, дремучий загадочный лес, полнолуние, освещенная мертвенным светом поляна, парень, блюющий на ней, бледно-зеленая леди в свадебном платье и данными вампира, хрупкая девушка-танцовщица вместо китобоя в латах, три свесившие языки лошади, список врагов полнее, чем перепись населения, да целая стая волков-оборотней где-то вдалеке. Блеск! Идеальная команда киллеров! Трепещите враги! Если не сдохнете на месте от смеха, то инфаркт мы вам точно обеспечим, вот только Вик придет в себя, и ждите!    -- Надо продолжить путь. Здесь нельзя ночевать.    -- Куда, Света? -- оторвался на миг от своего занятия брат. -- Я больше не могу.    -- Она права, -- вздохнула Ладиина. -- Папа говорил, в лесу спящие люди для оборотней -- живая мишень. Надо уходить.    -- Куда? -- ехидно уточнил Виктор. -- У кого-нибудь есть компас?    -- Он же был у тебя!    -- Значит, уже нет! -- не хуже всякой нечисти сверкнул глазами друг.    Отчасти он прав: мотаться по лесу, идя неизвестно куда, опасно. Так и на преследователей можно наткнуться. С другой стороны, оставаться здесь, на открытом месте, тоже несерьезно. Словно читая мои мысли, Злыдень уткнулся храпом в плечо и фыркнул.    -- Надо довериться животным, может, они нас выведут.    -- Скорее заведут! -- буркнул, Вик, вставая с колен.    -- Хорошо. Тогда что ты предлагаешь?    -- Мы потерялись. Так давайте выспимся. А если нас найдут оборотни, то пусть ведут в берлогу, по дороге мы узнаем, где оказались, и смоемся.    -- Ты что, идиот? -- фыркнула Лада. -- Да ты хоть знаешь, что они с пленниками делают?!    -- И вообще, Вик. Мне, как княжне, особо не прет с ними общаться. Какие они там по счету в черном списке?    -- Тринадцатые.    Всегда везло на это число!    -- Увы, отнюдь не самые слабые, -- вздохнула леди Каракурт, словно подтверждая мои мысли. -- Эти звери способны на многое.    -- А чего, собственно, они со мной не поделили?    -- Как чего? -- недоумевая, пожала плечами супруга. -- Территорию, конечно.    -- Тогда зачем им моя смерть в муках? Неужели не проще так убить, не изгаляясь?    -- Видишь ли, сестрица, -- хищно осклабился Вик, -- когда-то давным-давно один Серый король решил жениться. Но его невеста, наверное по незнанию, запустила в свою спальню немножко не того молодого князя.    -- Ясно. Можешь не продолжать. Только знаешь что? Ждать, пока нас найдут мохнатые мстители, я не намерена! Жить хочу! Так что по коням -- и поехали!    С горем пополам мы снова взгромоздили Вика в седло и тронулись в путь. Злыдень, как ни странно, перестал хромать, видно прочувствовав всю ответственность момента, и с грустью брел в темноту. Честно говоря, такой прыти от своего костлявого пегаса я не ожидала. Что-то в нем не так. Не совсем обычный это конь.    Словно прочитав мои раздумья, жеребец повернул голову, точно удостоверяясь, на месте ли я, и, сверкнув горящим глазом, ехидно заржал. Привычным движением я потрепала холку и обернулась к Ладе. Во мраке ночи отчетливо была видна белая пена ее скакуна. И вот вам первая особенность! Ни у Злыдня, ни у братишкиной Чернули я не то что мыла, даже малейших признаков усталости не обнаружила! А еще от них совсем не несло конским духом, точнее они совсем не пахли! Ничем, словно это были какие-то призраки!    -- Интересно, -- послышался недовольный голос Вика, -- это специальное седло можно как-нибудь трансформировать в кровать? Уж больно спать хочется!    Отвечать, честно говоря, не было сил, поэтому я чуть отползла назад, легла на тонкую спину животного и обхватила его шею руками, отпустив поводья. Жеребец озабоченно обернулся, тихонько фыркнул и слегка сбавил шаг, а следующий миг все тело уже проваливалось в объятия Морфея...          Самая сильная мышца в человеческом организме -- язык!    Реальная анатомия       Прав был какой-то человек, заявивший, что жизнь состоит из ряда грубых пробуждений. Когда меня стащили за ногу с коня, я даже не поняла, что, собственно, происходит.    -- Глянь ты! -- раздался сверху скрипучий голос. -- Она даже не очухалась пока!    В ту же секунду где-то рядом послышались еще два шлепка о землю, и недовольный мужской голос уточнил:    -- Где мои ключи от танка?    Яркое солнце помешало разглядеть обидчиков, но постепенно взгляд фокусировался, и проявляющаяся картинка с каждым разом все больше и больше не предвещала ничего хорошего. А что положительного в высоком тощем старце, напялившем на голое тело бледно-серый балахон, особенно если он гонял тебя по лесу всю ночь? Оборотни! Мы все-таки нарвались! Или это просто кошмар?    -- Тьфу, сгинь нечистая сила! -- послышался полусонный голосок Ладиины.    В ту же секунду раздался звучный удар по щеке, и утренний лес прорезал дикий женский визг, по высоте не уступающий ультразвуку. Где-то рядом заматерился интеллигентный современный бухгалтер. Нет, коллективных глюков не бывает, если, конечно, вместе не кутили. Но мы-то люди без вредных привычек! Почти.    Двое мужчин, скручивающих мне руки толстенными канатами, выругались и кинулись усмирять моих спутников. Странно, что эти бугаи в первую очередь бросились стреноживать мое мелкое беззащитное тельце. С чего, собственно, столько чести?    -- Идиоты! -- словно прочитал мои мысли вожак. -- Мужчину вяжите, а девке просто заткните рот!    -- Какой именно?    Злобные желтоватые глаза встретились с моим любопытным взглядом, и мужик усмехнулся.    -- Той, которая вопит, естественно!    -- А, понятно! -- кивнула я и заорала так, что шарахнулись даже лошади.    Мужиков на поляне хватила легкая контузия. Застыл с отвисшей челюстью даже Вик. Не теряя времени, я резко подорвалась с земли и кинулась к Злыдню. Ох! И полезны же занятия танцами! Долгие, изнурительные тренировки позволили почти мгновенно вывернуться из неудобного положения, в один прыжок преодолеть расстояние до лошади, схватиться за гриву и, сделав замах, вскочить в седло.    В ту же секунду мощный хищный удар сбил Злыдня с ног. Жеребец взвизгнул и хорошенько припечатал меня своими костями к земле. В тот же момент сильные руки намертво прижали к траве.    -- Режь скотину! -- заорал предводитель, трансформируя руку в когтистую лапу.    Конь истерично заржал и, укусив держащего оборотня, вскочил на ноги. Мужчина взревел не своим голосом, прижимая кровоточащую конечность к груди. По ране создавалось впечатление, что того цапнул добрый крокодил! Тем временем мой жеребец узрел меня и, подскочив, лягнул держащего хозяйку старика. Хищник увернулся и прикрылся мною.    Глаза скакуна злобно сверкнули, и на долю секунды мне показалось, что в них промелькнула задумчивость. Затем Злыдень громко заржал и кинулся прочь. Услышав его, Чернуля подхватилась и помчалась следом.    -- Там этим тварям и конец придет! -- тряхнул головой предводитель, запихивая вашу покорную слугу в пыльный мешок.    -- Позже мы эту дрянь найдем и съедим! -- подтвердил его мысль кто-то, и ко мне загрузили еще чье-то беспокойное тело. Судя по поведению, Ладиину.    Думаю, ни для кого не секрет, что путешествовать таким образом очень неудобно. А если не знаете, поверьте лучше на слово. Как-то раз Вик на спор поместил меня в свою дорожную сумку и пересек так весь город с запада на восток. Правда, тогда он оборудовал данную обитель маленькой подушечкой и пакетиком сухофруктов в компенсацию, накрыв меня сверху одеялом для маскировки.    Неизвестно, как реагировали пассажиры на чавкающую сумку, но на вопрос кондуктора друг ответил, что везет своего только что кастрированного злобного ротвейлера из клиники, а транспортирует таким способом, потому что скотина бросается на всех, кого увидит. Какую картину в своем воображении нарисовал бедняга, история умалчивает, но расстегнуть молнию и проверить он так и не решился.    Вытряхнули нас на черный мраморный пол огромного погруженного в полумрак зала. На стенах мерно потрескивали факелы. Окон не было. Значит, либо это подземное помещение, либо оно находится в самом центре замка. Напротив нас на высоком каменном троне развалился мощный мужчина. Несмотря на седые волосы, черты его все еще были моложавыми и очень красивыми. Такому типу людей седина обычно идет, придавая дополнительный шарм и изящество.    -- Так-так-так... -- протянул он, легко соскакивая с кресла. -- И кого же нам сегодня привели?    -- Мы поймали князя Драко! -- хрипло выдохнул старик, поднимая Вика на ноги.    Лада, протестуя, вытаращила глаза и выразительно посмотрела на меня, но говорить через здоровенный кляп пока не научилась. Хвала грязной потной тряпке! А покамест лавры всемирного козла отпущения вкушал Витька.    Конечно, никто не ожидал, что вместо потомственного китобоя в латах или очередного супермена в этот мир закинет полутораметрового котенка, не знающего даже, с какой стороны подойти к боевому мечу, который, кстати, в данный момент мотается где-то по лесу, притороченный к седлу моего скакуна. Если тот еще жив. Соседи до сих пор спрашивают, в каком же я классе. Нечего сказать, уродилась киллер всех времен и народов!    Серый король тем временем подошел к Виктору и приподнял пальцами его подбородок. Елки! Вик -- метр восемьдесят пять да косая сажень в плечах, а этот индивид его на полторы головы выше и прилично шире! Вот уж порадовала госпожа эволюция врагом-шкафом! И как мне прикажете с этим мамонтом разбираться?! По сравнению с ним даже мой братишка дохлым кажется!1          ##1 Средний рост оборотней на Гее около двух метров, оборотни высшей знати (король, графы, бароны и прочая элита) имеют рост около 2,25 м, при этом вес особей данной расы колеблется от 200 до 400 кг из-за мощного, тяжелого, но крайне прочного скелета.       -- Ну здравствуй, князь Драко! -- едко усмехнулся кошмар моей реальности бледно-зеленому Вику.    То ли друг осознал последствия присвоения моего титула, то ли беднягу опять укачало. Скорее всего, последнее. А может, это у него еще и нервное?    -- Я не князь, -- сражаясь со спазмом своего желудка, выдохнул он.    -- Вот как? -- ухмыльнулся вожак и, проанализировав состояние парня, осторожно отступил. -- И кто же ты тогда?    К счастью, позавтракать Витька не успел, а вчера почти все потерял, поэтому страдал теперь, можно сказать, виртуально, без последствий для свежевымытого, блестящего мраморного пола или для чьих-то модных замшевых сапог.    Наверное, прежде чем ответить, братик мысленно перебрал весь перечень своих кровников и, мысленно застонав, тихо сказал:    -- Я лорд Венатор.    -- Вот как? -- саркастически склонил голову набок Серый король. (Блин, надо будет выучить свой черный список наизусть, если выживу). -- А что же делает у тебя на груди медальон князя?    С этими словами он протянул руку к выбившемуся из-под одежды амулету, но дотронуться до того все же не решился. Мой амулет спокойно грелся под рубашкой. Перед отъездом Артур выдал копию морского найденыша Вику, строго-настрого наказав нам не снимать их ни при каких обстоятельствах.    Кажется, одно из неизведанных свойств наших "дракончиков" то, что мы, даже потерявшись, сможем найти друг друга по зову медальона. Со временем, правда, и без них научимся чувствовать один другого на расстоянии, подобно тому, как Гончие ощущают своих жертв и хозяина.    Вик жалобно скосил глаза на подарочек придворного мага и нагло соврал:    -- Я нашел его на дороге и хотел с его помощью отыскать истинного князя, чтобы исполнить клятвенный долг моей семьи.    -- Умно, -- кивнул мой накачанный враг. Под его странного вида одеждой, состоящей из облегающих штанов и надетой на голое тело то ли длинной накидки, то ли халата, мерно перекатывались мускулы. -- Умно врешь.    -- Нет, правда!    Главный оборотень расхохотался и осторожно дотронулся до медальона. Затем резко ударил Вика наотмашь.    -- Дурак! -- выдохнул он. -- Неужели ты надеялся меня обмануть?    -- Каким образом?! -- не менее нагло возмутился Вик.    -- Даже самому глупому ребенку известно, что в присутствии хозяина медальон Дракона теплеет!    -- Он нагрелся от тела!    -- Идиот! На простом человеке он становится ледяным! Или ты хочешь сказать, что Драко сейчас среди нас? Может, она? -- Он ткнул пальцем в бледную Ладиину. -- Или она? -- Серый король взглянул в мою сторону и поморщился.    Эх, знал бы дядя, что попал в точку! Наверное, еще никогда этот зал не принимал одновременно трех Драко. Но если сейчас ничего не предпринять, то через секунду исчезнет весь род!    -- Медальон может быть на нем теплым! -- не выдержала я, глядя на занесенный над головой брата гигантский кулак. -- Во время вражды женскую половину рода Венатор периодически соблазняли воины-Драконы. В нем есть примесь княжеской крови, и амулет может чувствовать это!    -- А ты кто такая? -- недобро прищурился вожак и кивнул на моих спутников. -- Их незаконнорожденное дитя?    Присутствующие в зале оборотни дружно захохотали. С чего, собственно?    -- Нет! -- фыркнула я, осторожно перенося свой вес на согнутые ноги. -- Я его маленькое алгебраическое дополнение!    Король наконец-то опустил занесенную руку и миролюбиво спросил, все еще не оборачиваясь в мою сторону:    -- Сколько тебе лет, девочка?    -- Двенадцать. -- Не знаю почему, наверное, от страха, цифры в голове перевернулись и тельце собралось в компактный комочек.    Вожак отошел от Вика и задумчиво обернулся в мою сторону. По спине побежали крупные, явно тропические мурашки. Еще никогда не испытывала такого сильного и навязчивого желания слиться с полом!    Серый король вяло зевнул и коротко приказал:    -- Убить князя! Мне наскучил этот спектакль!    -- Нет! -- подорвалась я. -- Не трогайте его! Я Драко! Не он! Я!    Мама миа! Эта глыба пошла на меня! А что я могу? Максимум заболтать его до смерти! Минимум -- получить инфаркт прямо сейчас. Говорят, в такие моменты надо полагаться на удачу.    -- Нет! -- заорал Вик. -- Я князь Драко!    Вожак обернулся к мое